несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

РИММА ШАХМАГОНОВА: «Вещи и рукописи Крюкова хранились на чердаке Шолоховых»

еще болотов и шма
М.Шолохов (всех выше) в 1928 г.
Коллективное фото с сослуживцами-чекистами.
Двор ОГПУ города Миллерово

ЗВОНОК В ЛЬЕЖ
.
Час проговорил по телефону с Риммой Николаевной Шахмагоновой, вдовой Федора Федоровича Шахмагонова, секретаря и друга Шолохова. Шолохов когда-то и познакомил Федора Федоровича с Риммой Николаевной.
Вот ее слова, которые она разрешила мне предать гласности:

«Говорю вам по совести и по чести. Он (Федор Федорович – А. Ч.) говорил, что Крюков не только был знаком с отцом* Михаила Александровича, но, когда казаки отступали, вещи и рукописи Крюкова хранились на чердаке у Марии Петровны (будущей жены М. А. Шолохова – А.Ч.)».

Спрашиваю, а это, мол, не тайна?
– Да какие уж тут теперь тайны?

———
* Очевидная оговорка. Речь о Громославском, отце Марии Петровны (Прим. А.Ч.).
———

20 мая 2016 Римме Николаевне исполнится 90. По телефонному разговору этого не скажешь.

PS: Моя сердечная благодарность издателю Александру Мельнику, оставившему в комментариях к моему интервью на радио Свобода следующие строки:

«Лет 5-6 назад в бельгийском Льеже я задал вопрос об авторстве «Тихого Дона» Фёдору Шахмагонову, бывшему литературному секретарю Шолохова. Шахмагонов, будучи в весьма преклонном возрасте и очень нездоровым, сказал лишь, что Шолохов использовал рукопись Крюкова как исторический документ. На все мои последовавшие вопросы он отвечать не стал (он просто был уже очень больным и почти ничего не слышал)».

Это версия Шахмагоновых требует осмысления и критического анализа.

Комментировать пока не готов. Однако напомню: Михаил Шолохов утверждал, что Крюкова никогда не читал.

АЧ
.

ПРИЛОЖЕНИЕ:
Александр Мельник

НАШИ ПРИХОЖАНЕ: О РИММЕ ШАХМАГОНОВОЙ

Римма Шахмагонова

Не все наши прихожане знакомы с Риммой Шахмагоновой. Дело в том, что она живёт на льежской улице Леонар. По воскресеньям утром из-за ярмарки на Батт автобусы вблизи её дома не ходят, поэтому в церковь она ходит только на всенощную по субботам.

Римма (Роальда) Николаевна Шахмагонова родилась 20 мая 1926 г. в Лондоне. Её отец, Николай Петрович Романов (1888–1938) – профессиональный революционер, один из организаторов Советской власти в Мордовии и Пензенской губернии. В годы революции и Гражданской войны – партийный и советский работник. С 1924 по1938 год находился на ответственной работе в Германии и Англии. В 30-е годы он представлял интересы советского торгового флота в Англии.

Николай Романов был другом Михаила Шолохова, писателя и будущего нобелевского лауреата. Эта дружба началась в 1925 г., когда двадцатилетний писатель только начинал работать над романом «Тихий Дон». Н. Романов работал тогда в Торгпредстве СССР в Германии. Однажды в эту страну приехала делегация советских писателей вместе с Шолоховым. Николай Романов сопровождал их в поездке по стране.

Маленькая Римма впервые увидела Шолохова примерно в 1936 году. Она вспоминает, что папин друг подарил ей тогда бананы.

В 1938 г. Михаил Шолохов писал Романову в Лондон: «Дорогой Коля! Письмо твое лежало в Вешенской, а я тем временем ездил по станицам, а потом гостил в Москве. (…) Слушай, почему ты едешь в отпуск в мае? А наше условие — погромить сазанов на Дону и Хопре? Или ты совсем покидаешь Лондон? Пора бы тебе оттуда скочевать, хватит, пожил! Письмо твое читал с огромным удовольствием и даже на минуту представил, как ты ловил бы на комара...».

Но Николаю Романову было не до отпуска. 25 мая 1938 г., на пике волны сталинских репрессий, он был расстрелян (реабилитирован посмертно в 1956 г.). Римма до сих пор в большой обиде на Шолохова за то, что тот не заступился за своего друга.

В 1940 году немецкая авиация методично бомбила Лондон. Не столько спасаясь от непрерывных бомбёжек, сколько подчиняясь требованию советского посла в Великобритании Ивана Майского, мать Риммы Екатерина Алексеевна Романова (Матвеева) на теплоходе «Сибирь» вернулась с дочерью в Россию.

Римма дружила с Нелли, племянницей расстрелянного в 1938 г. Павла Буланова, с которым в своё время Николай Романов устанавливал Советскую власть в Пензе. Буланова Римма в шутку называет своим «крёстным отцом». На самом деле он её не крестил, но дал ей имя. Обеих девочек забрали в детский приёмник. Екатерину Романову власти отправили работать на подмосковный завод миномётного вооружения имени Ухтомского.

После войны Римма училась на вокальном отделении Московского музыкального училища имени Гнесиных. Во время вступления в комсомол молодая студентка наотрез отказалась отречься от своего репрессированного отца. Из-за этого 5 февраля 1946 года её арестовали. 30 июля 1946 г. Военный трибунал войск МВД Московского округа под председательством одного из главных исполнителей сталинских репрессий Василия Ульриха приговорил шестнадцатилетнюю Романову Римму к 10 годам лишения свободы «с поражением прав на 5 лет и конфискацией лично ей принадлежащего имущества» (статья 58-10, часть 2 Уголовного кодекса РСФСР, дело n° ВП-4297). В заключении Римма провела девять с лишним лет своей молодой жизни (с 6 февраля 1946 года по 29 апреля 1955 года), причём наибольшая часть срока прошла в исправительно-трудовом лагере на Воркуте (за полярным кругом, на севере холодной Коми АССР). Все годы заключения она работала на «хлеборезке». Так называлось помещение, где хлеб взвешивался и разрезался на небольшие порции. При этом Римма постоянно участвовала в концертной деятельности лагерного самодеятельного театра.

25 февраля 1956 г. решением Президиума Верховного Совета СССР судимость с Романовой Риммы была снята. После полной реабилитации она вернулась в Москву, но здесь её не хотели прописывать. Римме пришлось долго оббивать пороги в поисках чистого паспорта. Прописаться удалось лишь благодаря Шолохову по маминой просьбе. Однажды мама попросила его достать Римме билеты на какую-нибудь выставку или на концерт. Шолохов привёз билеты в Грановитую палату и в Алмазный фонд.

В 1959 г. Римма устроилась на работу в Мордовскую государственную филармонию в городе Саранск в качестве «актрисы разговорного жанра». Вскоре она вышла замуж за талантливого специалиста-ракетчика, умолчав о своём лагерном прошлом. Этот брак распался после перевода мужа на секретный объект в Казахтан, куда Римме дорога была заказана.

В 1960 году Римма Романова познакомилась с Фёдором Фёдоровичем Шахмагоновым (род. в 1923 г.), русским историком и писателем, автором исторических романов «Хранить вечно», «Ликуя и скорбя», «Остри свой меч», а также нескольких повестей. В 1951-1960 годах Шахмагонов был литературным секретарём М. Шолохова и принимал участие в экранизации его произведений. В частности, он является автором сценария фильма «Судьба человека» по рассказу Шолохова.

Когда иногда они спорили, Шолохов говорил:

– Большая Федора, да дура!

Шахмагонов ему отвечал:

– Мал клоп, да вонючий!

Знакомство Риммы с Фёдором Шахмагоновым произошло таким образом. Однажды Шолохов приехал на машине в гости к Римминой маме, Екатерине Романовой, жившей в Москве в доме номер 4/6 на Новобасманной улице (Дом железнодорожников). По дороге он зашёл в квартиру маминой сестры Александры Матвеевой (тёти Шуры). Фёдор ждал писателя в машине. Устав ждать и замёрзнув, он зашёл в подъезд. Наконец Шолохов вышел и они вдвоём пошли к Романовым. Дверь открыла Римма. Шолохов, хитро улыбаясь, сказал Шахмагонову: «Вот какую девку тебе надо сватать, а ты на какой-то немке хотел жениться»!

Кстати, уже в наше время, в Льеже, выяснилось, что бывший прихожанин православной церкви на улице Лавё, тенор Игорь Слуцковский жил в своё время в Москве в этом же доме на Новобасманной.

Между прочим, когда отец Фёдора Шахмагонова познакомился со своей будущей женой, у неё было богатое приданое. Поженившись, родители Фёдора построили на эти деньги школу в Калуге. В этой школе преподавал физику теоретик советской космонавтики Константин Циолковский. Школа существует до сих пор.

И ещё одна любопытная деталь. В сталинские годы упомянутая выше тётя Шура работала начальником секретариата Лазаря Кагановича. Феликс Чуев (автор книги «Сто сорок бесед с Молотовым»), встречался в 80-е годы с Кагановичем. Однажды Римма Николаевна попросила его спросить о тёте Шуре. Каганович после вопроса весь расцвёл: «Шурочка! Да жива ли она? Я её помню».

После свадьбы Римма Николаевна и Фёдор Фёдорович Шахмагоновы жили в Москве, в коммунальной квартире на Сивцевом Вражке. Фёдор Шахмагонов был членом Союза писателей. Однажды супруги купили машину «Бьюик» у «гимнописца» Сергея Михалкова. Обычно машина стояла на другой стороне улицы перед домом. Несколько раз ночью злоумышленники прокалывали колёса. После этого супруги спали у самых подоконников, чтобы помешать очередным прокалываниям. Кстати, это была коммунальная квартира бабушки, а потом мамы Риммы Николаевны. Сейчас на стене дома висит мемориальная табличка, извещающая, что в своё время у первых хозяев этой квартиры Нащокиных жил А.С.Пушкин.

Выйдя замуж, Римма Николаевна официально больше не работала. Все годы она помогала мужу в его литературной и секретарской работе.

Шахмагоновы были знакомы с Владимиром Высоцким. Примерно в 1977 г. знаменитый актёр и певец продал свой автомобиль БМВ Фёдору Шахмагонову. Однажды Высоцкий зашёл к Шахмагоновым по делу, связанному с этой куплей-продажей. Увидев на стене икону, он заметил, что изображённый на ней святой очень похож на Солженицина (у которого тоже был шрам на лбу).

Кстати, вторая жена Александра Солженицына, Наталья, была первой женой двоюродного брата Риммы по отцу Андрея Тюрина. У Натальи и Андрея был сын Митя (умер в Германии).

У Шахмагоновых было несколько деревянных домов – «в чудной деревне» Поповка и в Кирицах под Рязанью (в живописном месте у слияния реки Проня с Окой), а также в Вышнем Волочке.

В 1993 г. бывшая заключенная ГУЛАГа Римма Шахмагонова под псевдонимом Елена Матвеева описала перипетии своей лагерной жизни в книге «История одной зечки и других з/к, з/к, а также некоторых вольняшек». Это не воспоминания, ограниченные одной судьбой, а именно роман, написанный в жанре русской классической прозы.

Книга давно стала библиографической редкостью. В 2009 г. году она была переиздана.

Между прочим, в романе описана реальная история, когда однажды вечером за заключёнными, рывшими лопатами канавы в вечной мерзлоте, приехали две грузовые машины. Римма должна была ехать в первой машине, но она забыла телогрейку и ей пришлось, задержавшись, ехать с меньшей  частью бригады во второй машине. Подъехав к железнодорожному переезду, женщины увидели страшную картину – первая машина попала под поезд и все её пассажиры погибли. Именно тогда Римма поверила в Бога. Тогда же она пришла к мысли, что ей сам Бог велел описать в романе всё пережитое на сталинской каторге.

В том же 2009 году по этому роману был снят сериал с названием «История зечки» (16 серий по 50 минут, всего 800 минут). Его легко найти и посмотреть в интернете.

Римма Шахмагонова неоднократно встречалась со своими подругами по «архипелагу ГУЛАГ».

В начале двухтысячных годов супруги Шахмагоновы переехали на жительство в бельгийский Льеж. Сначала они ездили в гости к вышедшей замуж дочери Екатерине Ламбер, а потом переехали окончательно (причём Фёдор Фёдорович долго этому противился). У них растёт внук Мишель.

В 2009 г. в Льеж из Москвы приезжала команда журналистов НТВ, снимавшая фильм «Луи-король» о легендарном английском и советском журналисте Викторе Луи, женатом на англичанке Дженнифер Стэтхэм (Jennifer Statham), работавшей няней у одного из дипломатов в английском посольстве. Римма Николаевна, хорошо знавшая Луи, дала гостям большое интервью. В фильме показано только несколько фрагментов этого интервью. В советские годы Римма бывала и на даче Луи в подмосковной Баковке, и в его знаменитом гараже, где было больше машин, чем у самого Брежнева. Однажды Луи показывал ей свой гараж и рассказывал: «Вот эта моторная лодка – для Андропова, а вот та машина – для сына Андропова…». В советские годы Луи был единственным долларовым миллионером. Андропов покровительствовал ему ради проведения разных спецопераций.

Римма Шахмагонова хорошо шьёт, любит готовить. В настоящее время она работает над романом «Панихида о прошлом», описывающим судьбы русской дореволюционной провинции.


Другие материалы о «Тихом Доне» на «НЕСТОРИАНЕ»

Advertisements

3 comments on “РИММА ШАХМАГОНОВА: «Вещи и рукописи Крюкова хранились на чердаке Шолоховых»

  1. Л.Ворокова
    07.04.2016

    «Крюков не только был знаком с ОТЦОМ Михаила Александровича, но, когда казаки отступали, вещи и рукописи Крюкова хранились на чердаке у Марии Петровны (будущей жены М. А. Шолохова – А.Ч.)»

    Нет ли здесь опечатки? Не с ТЕСТЕМ ли?

    • nestoriana
      09.04.2016

      Она сказал «с отцом».

    • Екатерина Шахмагонова
      07.10.2016

      Мельникова давно надо призвать к ответственности за клевету. Мерзкий тип. Н про моего отца ни про мою мать этот псевдо недоумок журналист писать не имеет право. Отец с ним НИКОГДА не разговаривал и даже не был знаком!!!!
      Он терся у моей матери надоедая всем своими жалкими стишками и выкрыл даже семейные фотографии.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: