несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

А. Чернов. ЗАМЕТКИ К КОММЕНТАРИЯМ ПАВЛА МАТВЕЕВА. (ИЗБРАННОЕ ГАЛИЧА. «ВИТА НОВА». 2017)

Павел Матвеев утверждает:

«От Синода к Сенату… — Имеются в виду два здания в Санкт-Петербурге, исторические архитектурные памятники, в которых в XIX–XX вв. располагались эти важнейшие государственные учреждения Российской империи. Возведены в 1829–1834 гг. на западной стороне Сенатской площади по проекту Карла Росси. Упоминание этих зданий в песне А. Галича в контексте исторического события — мятежа декабристов на Сенатской площади, — по-видимому, является примером нарочитого анахронизма, поскольку в 1825 г. ни Сенат, ни Синод не были даже заложены».

Однако Сенат на Сенатской площади помещался с 1763 года. Декабристы к нему и выходили, чтобы повлиять на решение сенаторов присягнуть Николаю. Это было не восстание, а вооруженная забастовка военных. Они просто не знали, что сенаторы присягнули еще ночью. Вы находите анахронизм в строках: «Где всегда по квадрату в ожиданье полки от Синода к Сенату как четыре строки». Да, здания Синода (и самого Синода) там еще не было. Росси построил, перестроив и здание Сената, в 30-х. Комментатор не заметил слова «всегда» и, спрямив смыслы, бросил упрек поэту в анахронизме…

Другая неточность. Комментатор пишет: «Арина Родионовна (1758–1828) — крепостная крестьянка, принадлежавшая семейству Ганнибалов, няня детей Сергея Львовича и Надежды Осиповны Пушкиных, старший сын которых — А. С. Пушкин — увековечил ее имя и образ в своем поэтическом творчестве».

Что, девочки уже не в счет?..

А. С. Пушкин не был старшим ребенком в семье С. Л. Пушкина. Старшим ребенком была Ольга, родившаяся в 1797-м.

Комментатор пишет: «Место Лобное — памятник древнерусской архитектуры, находящийся на Красной площади в Москве. Представляет собой каменное возвышение, окруженное оградой. Известно с XIV в.; согласно широко распространенному мнению, с древнейших времен являлось как местом, с которого простому народу оглашались важнейшие правительственные указы и новые законы, так и местом, где осуществлялись казни виднейших государственных преступников. По второму своему предназначению выражение «Лобное место» превратилось в идиому для обозначения помоста с плахой, на которой палачи отрубали приговоренным к смертной казни головы».

Я бы все же уточнил: с Лобного места в Москве зачитывали указы. Помосты с плахами устраивали близ него. У Галича «Место лобное в мыле», а не в крови.

***
Павел Матвеев категоричен: «А под Щёлковом — в щепки полк!» — Историческая неточность, допущенная А. Галичем, по-видимому, исключительно ради яркого поэтического созвучия («Щёлково» — «щёлк»). Щёлково — город в 15 км к северо-востоку от Москвы, административный центр Щёлковского района Московской области. В этом районе во время Великой Отечественной войны наземных боевых действий не было, поскольку до него немецкие войска, к концу осени 1941 г. приблизившиеся к Москве на расстояние 30 км, не дошли».

Тут две необъяснимых странности: во-первых, поэт так не работает. Во-вторых, Галич не стал бы подставляться ради красивого созвучия: как москвич он знал, что близ Щелкова боев и не было, и быть не могло.

Деревня Щёлково Ржевского района, Калининской (ныне Тверской) области находится в 13 км на северо-северо-запад от Ржева. В этом районе начиналась Ржевско-Вяземская наступательная операция (8 января – 20 апреля 1942). Здесь по официальным данным только за первые три месяца Красная армия убитыми потеряла более 272 тысяч бойцов. Ржев был освобождён 3 марта 1943 в результате четырех наступательных операций. За четырнадцать месяцев страшных боев на Ржевской дуге с советской стороны число убитых и пропавших без вести приблизилось к полумиллиону. (Кривошеев Г. Ф. Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил: Статистическое исследование. — М.: Олма-Пресс, 2001.)

Щелково

Ржевская операция1

О трагедии под Ржевом 29 армии см. здесь:
http://newrzhev.ru/history/item/1596-1389

Возможно и другое объяснение.

Однако обратим внимание на строчку «А под Щёлковым (так на пленке, а не Щёлковом, как в издании!) в щепки полк…» и обратимся к мемуарной литературе. В данном конкретном случае – немецкой.

В ноябре 1942 года в районе Великих Лук немцы для наступления на Торопец сосредоточили в деревне Шёлково (так, через начальное «ш»!) крупное подразделение реактивных минометов («Ванюша») и применили эту адову мощь против атакующей их позиции Красной армии.

Галич, разумеется, знал название деревни только со слуха (в советской печати такое не публиковалось). Как узнал (вероятно, через вторые или третьи руки), так и запомнил, решив что то село – тезка подмосковного города.
https://www.vluki.ru/city/history/beme/

О песне «Ошибка» («Мы похоронены где-то под Нарвой…»)

Комментатор пишет: «…в крестах да в нашивках… – Этот фразеологический оборот указывает на то, что восставшие из мертвых по призыву горна солдаты принадлежали к досоветской эпохе в истории России. В советское время все прежние боевые награды, бoльшая часть которых была выполнена в виде крестов, были упразднены».

Но как это смелое утверждение согласуется со строкой «Где полегла в 43-м пехота»?

Меж тем имеются в виду нашивки за ранения (желтые и красные), нательные кресты и даже дореволюционные Георгии. Потому как коммунистами и комсомольцами была в основном молодежь рождения начала 1920-х, а старшее поколение, в большинстве оставалось православным и Отечественную войну. Старые солдаты нательных крестов не снимали. А некоторые и Георгиевских тоже: (по ссылке ниже две страницы архивных фото 1940-х):

http://smolbattle.ru/threads/%D0%93%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B8%D0%B5%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B5%D0%B9%D1%86%D0%B0.28740/

Выпишу только один сюжет:

«Во всем полку не было человека старше Данилова. Не по званию. Званием Павел Федорович не выделялся – рядовой. Старше всех он был годами. И боевой опыт имел солидный – в третьей войне участвовал, два Георгия носил. Один солдат даже поддел его: «Что это ты, отец, царскими регалиями звякаешь? И название-то этим крестам дано в честь святого».
Данилов ответил:
— Мне их не царь вручал, а полковой командир. И не за услуги царю, а за храбрость в бою против германца, напавшего на Россию. А на то, что в церковных книгах Георгий числится святым, наплевать. Для меня важнее, что он Победоносец.
Две войны – империалистическую и гражданскую – Павел Федорович отвоевал один, на третью пошел уже с сыновьями.
— Какой теперь из тебя вояка, – сказала жена Клавдия Васильевна.
— Бой покажет, кто я есть, – ответил Павел Федорович.
И бой показал. Не в одном, а во многих боях отличился старый солдат. Но расскажу я только об одном, который происходил 29 июня 1944 года на Карельском перешейке.
Третья рота 450-го стрелкового полка должна была наступать между двумя озерами. Свернуть некуда, а впереди, на каменистой высоте, вражеский пулемет.
Лежит стрелковая рота. Не двигается батальон. Застопорилось наступление всего полка. И никак не обойти эту проклятую высоту, у которой даже названия нет, — справа и слева озёра.
Уничтожить пулемет вызвался Павел Федорович Данилов. Положил в сумку шесть гранат, автомат пристроил так, чтобы не мешал ползти, и – вперед. От валуна к валуну незаметно пробрался к самой высоте. Один – это не рота, проскользнуть все-таки можно. Но путь к пулемету преграждали автоматчики врага. На мгновение выглянув из-за камня, Данилов бросил в них гранату. Не дав врагам опомниться, выпустил длинную автоматную очередь.
Вслед за этим на высотке воцарилась тишина. Наши солдаты решили, что Данилов разделался с пулеметом, и поднялись в атаку. Однако, не сделав и нескольких шагов, вынуждены были опять залечь, – вражеский пулемет открыл огонь. Находившиеся поближе к высоте бойцы увидели, что Данилов приподнялся. Враги еще не видели его, — он был за большим валуном. Уже в следующее мгновение Данилов оставил свое надежное укрытие и кинулся вперед. Один за другим грохнули четыре взрыва. Брошенные Даниловым гранаты попали в цель – пулемет замолчал.
Третья стрелковая снова поднялась. За ней и весь батальон. Через двадцать минут высота была полностью очищена от противника. Наступление продолжалось. И среди тех, кто шел впереди, был старый солдат, кавалер двух Георгиевских крестов Павел Федорович Данилов. Его ранило, лицо было в крови, а он продолжал наступать, увлекая за собой роту.
Пройдя всю войну, кавалер двух Георгиев вернулся в Ярославскую область, в родное свое село Василево еще и кавалером Золотой Звезды. Получил он ее за мужество, проявленное в бою на Карельском перешейке.

(Из книги Бурова А.В.»Твои Герои, Ленинград»)

Теперь о том, что значит «под Нарвой». Цитирую по ВИКИ (в сокращении):

Нарвский плацдарм — плацдарм на западном (левом) берегу реки Нарва, южнее города Нарва, захваченный в феврале 1944 года войсками Ленинградского фронта (командующий генерал армии Л. А. Говоров) в ходе Ленинградско-Новгородской операции.

Немецкое командование с 1943 года силами военнопленных и гражданского населения начало возводить по правобережью реки Нарова, оборонительную линию «Пантера», являвшейся частью «Восточного вала». Гитлеровское командование считало оборонительный рубеж, построенный на Нарвском перешейке неприступным…

3 февраля войска 2-й ударной армии вышли к реке Нарве, а на отдельных участках на плечах противника переправились на западный берег и захватили небольшие плацдармы. До середины февраля 1944 года шли ожесточенные бои…

Всю весну 1944 года войска 2-й ударной армии (командующий И. И. Федюнинский) вели за удержание и расширение плацдарма упорные бои. Отражая все контрудары немецких войск советские войска медленно продвигались вперед. Перерезав железную дорогу, Нарва — Таллин, советские войска создали угрозу полного окружения и уничтожения нарвской группировки немцев. Немецкое командование подготовило и провело контрудар, деблокировав железную дорогу. Кроме этого, противник подтянул свежие резервы и намеревался полностью ликвидировать Нарвский плацдарм. В это время плацдарм имел по фронту 50 и в глубину 15 километров.

Значение плацдарма было велико, поскольку продвижение наших войск к побережью Финского залива и далее по территории Эстонии влияло на дальнейшее участие в войне Финляндии.

24 июля 1944 года с Нарвского плацдарма войска 8-й армии начали Нарвскую операцию, в результате которой было нанесено поражение нарвской группировке противника, освобожден город Нарва.
Конец цитаты.

Можно подумать, что песне речь про погибших «зазря» в декабре 1943-го перед захватом Нарвского плацдарма, скажем на ближайшем плацдарме – Ораниенбаумском.

И все-таки «Где-то под Нарвой…» – географическая условность, которая может быть объяснена как поэтическим обобщением, так и самоцензурой.

Как рассказывал поэт Вадим Черняк, в начальном варианте звучало «Где полегла в сорок первом пехота…». Однако Нарва была оккупирована 17 августа 1941 г. Черняк посоветовал исправить строку на «Где полегла в сорок третьем пехота…», и Галич эту правку принял. Однако операция по освобождению Нарвы началась только после снятия блокады Ленинграда в феврале 1944 г.

Спустя десять лет после создания песни поэт ошибочно датировал ее 1962 годом. Однако песня написана после того, как в начале 1964 г. Галич  рассказал, что, летя в Тбилиси на какое-то всесоюзное мероприятие, он прочитал в газете об охоте Фиделя Кастро и Никиты Хрущёва. В 1974 году, выступая на радио «Свобода», поэт вспоминал обстоятельства написания песни: «…охота эта была устроена на месте братских могил под Нарвою, где в тысяча девятьсот сорок третьем году, ко дню рождения Гения всех времен и народов товарища Сталина было устроено контрнаступление, кончившееся неудачей, потому что оно подготовлено не было».

В реальности охота партийных бонз состоялась в Завидове (Тверская область, Конаковский район). Отсюда в декабре 1941 г. началось наступление войск Калининского фронта.

См. о том: Костромин А. Н. «Ошибка» Галича: ошибки сегодняшние и всевременные… – Галич. Проблемы поэтики и текстологии / Сост. А. Е. Крылов; ГКЦМ В. С. Высоцкого. — М., 2001. С. 148.

http://www.ksp-msk.ru/page_214.html

Матвеев утверждает, что «если зовет своих мертвых Россия» – анахронизм. Но Россией страна была для многих и в сороковые (заметим, не только для эмигрантов). Тем более, для солдат старшего поколения, помнивших еще Первую германскую. И дату события комментатору нельзя игнорировать. Поэт ее назвал: «где полегла в 43-м пехота».

Я понимаю, что очень хотелось, чтобы возник образ русской императорской армии, но Галич говорит о своих современниках, о солдатиках Великой Отечественной. Павших «без толку, зазря». Даже и не сраженных на поле боя, а просто померзших на марше. (В императорской армии такого быть не могло.) Ну а речь о нательных крестиках, или о георгиевских крестах, которые, как нам тут показали, ветераны Первой германской носили и на Второй, так на то и родовая полисемия поэтического слова.

* * *
Вероятно, сработала здесь и личная ассоциация. Как сообщил мне Григорий Михнов-Вайтенко, сын поэта, Александр Аркадьевич знал, что его отец, Аркадий Самойлович, в Первую Германскую пошел на войну вольноопределяющимся в 1914-м и в августе стал унтер-офицером, получив Георгия в Восточной Пруссии. (Вот вам «крест и нашивка»!) Впрочем, убит он не был, не был и ранен, и с войны вернулся в 17-м. Так что песня всё-таки про декабрь 43-го.

Предположение, что Галичу потребовалась Нарва только для того, чтобы ее срифмовать с «попарно», не выдерживает критики.

* * *

Комментатор пишет: «Авель был убит Каином из зависти, после того как жертвоприношение первого было принято Богом более благосклонно».

А как на самом деле?

«Спустя несколько времени, Каин принес от плодов земли дар Господу, и Авель также принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел» (Бытие. Гл. 4. Стихи 3–5).

Или вот про смерть Юрия Домбровского:

«Умер от последствий травм, полученных в результате жестокого избиения группой неизвестных в ресторане».

Но писатель, приехавший в Москву с рукописью романа, до смерти избит был неизвестными в штатском не в ресторане, а перед входом в ЦДЛ 11 мая 1978 года. И не 7–8 марта (нельзя слепо верить Википедии!), а 9 марта 1953 года, в понедельник, в день похорон Сталина, произошла давка на Трубной площади.

Утверждает комментатор и то, что Гражанская война по весне 1918-го «сначала ограничивалась локальными областями Кубани и Урала».

И забывает про первое Верхнедонское восстание, поднятое в марте 1918 года в станице Хоперской войсковым старшиной Голубинцевым. А ведь это оно потом переросло в Вешенское восстание.

Диковатым представляется и такой пассаж об Александре Блоке: «В 1917 г. один из немногих признанных мэтров российской литературы, принявший большевистский вооруженный переворот и с восторгом приветствовавший установление в России «диктатуры пролетариата». В поэме «Двенадцать» (1918) прославлял «революционный» террор…»

Каким образом Блок прославлял террор в своей поэме? В том, что двенадцать люмпенов с винтовками ведут Христа под конвоем и палят в него, незримого?

При этом комментатор еще и непоследователен. В другом месте (с. 470) он пишет: «Причем из контекста его появления в поэме совершенно неясно, кто кого и куда ведет: то ли Христос большевиков — к светлому коммунистическому раю, то ли они его — арестованного — в ЧК».

Меж тем никакой загадки нет, надо только следовать за поэтической логикой «Двенадцати». (См. комментарии Максимилиана Волошина.)

И совершенно непонятно, с чего автор решил, что «Гораций в интерпретации А. Галича — государственный поэт, человек, поставивший свой талант на службу авторитарному режиму, посредством чего было обеспечено распространение и тиражирование его произведений? (Комментарий к песне «Мы не хуже Горация».)

А вот еще один ляп, несколько странный для комментатора-петербуржца: вливающаяся в Невский улица Марата, бывшая Николаевская, («центрее» не бывает!) почему-то названа проспектом Марата. Ну и Черная речка никогда не впадала в Неву (только в Большую Невку). И никакой Дергунинской улицы в Москве нет. Есть Дегунигская. Да, на ней есть церковь Бориса и Глеба, но та, о которой идет речь в песне, до 1930 г. находилась у Арбатской площади. А «ахейские старцы» – не члены Ахейского Совета (второй век до н. э), а ахейцы Илиады (то есть ошибся комментатор ровно на тысячелетие) и часть гомеровского гекзаметра в переводе Гнедича. Ну а Иосиф Обручник плотничал не в Вифлееме, а в Назарете.

Увы, и т. д.

Нельзя согласиться и с комментарием, согласно которому «ражие Добрыни» – «…здесь: люди, устроенные в соответствии с русской народной поговоркой «сила есть – ума не надо». Почему нельзя? Потому что в следующей строке упомянуты древнерусские летописцы Нестор и Пимен. Добрыня – не только прообраз былинного богатыря, но исторический персонаж, дядя и воевода Владимира, крестителя Руси. Владимир назначил его новгородским посадником, то есть первым чиновником в городе. По Иоакимовской летописи Добрыня крестил Новгород после того, как сам подпалил город. Его поминали в поговорке: «Путята крести мечом, а Добрыня огнём».

Встречаются в комментарии и небрежно выписанные цитаты: «…из пьесы А. Грибоедова «Горе от ума» (1828): «Как посмотреть да посравнить / Век нынешний и век минувший — / Свежо предание…». Это бросается в глаза и в уши, потому что оказывается разрушена рифма в хрестоматийных строках:

И точно начал свет глупеть,
Сказать вы можете вздохнувши;
Как посравнить, да посмотреть
Век нынешний и век минувший:
Свежо предание, а верится с трудом…

Такое же пренебрежение рифмой обнаруживаем в «Бессмертном Кузьмине»:
Уже раз прозвучавшую в начале баллады строчку «И нет как нет конца войне…» при повторе строки поэт выворачивает наизнанку: «И нет как нет войне конца…» И о том, что это не случайность, свидетельствует чеканная цепочка рифм: свинца – пыльца – дворца – конца.

А где мы шли, там дождь свинца,
И смерть, и дело дрянь!
Летела с тополей пыльца
На бронзовую длань
У Царскосельского дворца,
У замутнённых вод…
И нет как нет войне конца,
И скоро твой черёд!

Комментатор берет другой вариант, канонизируя в печатном тексте небрежность предыдущего переписчика. Не исключаю, что разовую оговорку когда-то мог допустить и сам поэт. Но у Галича стиховая форма всегда выдерживается и вообще нет «холостых» строк. Корректный вариант этой строфы в исполнении самого поэта давно растиражирован. Однако в издании мы получаем такое:

А где мы шли, там дождь свинца,
И смерть, и дело дрянь!
Летела с тополей пыльца
На бронзовую длань
У Царскосельского дворца,
У замутнённых вод…
И нет как нет конца войне,
И скоро твой черёд!

А как обстоит дело с комментариями к советским реалиям? Они подробны. Замечу только, что «коридорный» и «коридорная» – дежурные по этажу, а не «прислуга в гостинице, обслуживающая номера», т. е. не уборщица. Кстати, слово это отнюдь не нуждается в помете «устар», во всяком случае в современной провинции. Правда, зачем-то нам развернуто рассказывают о том, кто такой Сталин и кто такой Гитлер, но зачастую забывают прокомментировать включенную в текст песни цитату. Ну разве не интересно было бы узнать читателю, что «Славно, братцы егеря, /Рать любимая царя» – чуть переиначенные строки из песни Финляндского полка, написанной служившим в нем в чине штабс-капитана гениальным художником Павлом Федотовым?

Неточностей в этой работе (весьма познавательной, если вычесть некоторые ослышки, сделанные при расшифровке магнитофонных записей да и просто ошибки), увы, многовато.

О ПЕСНЕ «ВЕСЕЛЫЙ РАЗГОВОР» БОЛЕЕ ПОДРОБНО СМ. ЗДЕСЬ:
https://wp.me/p2IpKD-35R

5 comments on “А. Чернов. ЗАМЕТКИ К КОММЕНТАРИЯМ ПАВЛА МАТВЕЕВА. (ИЗБРАННОЕ ГАЛИЧА. «ВИТА НОВА». 2017)

  1. Utyyflbq Ifrby
    06.08.2018

    Спасибо, статья замечательная.Читал с огромным интересом. О комментариях П.Матвеева написать значительно больше можно. Но не нужно.
    В Вашей статье встречается такая фраза: Даже и не сраженных на поле боя, а просто померзших на марше. Да, во ВСЕХ печатных текстах две строки из песни выглядят так: И не тревожит ни враг, ни побудка/ПомёрЗших ребят. Шли, стало быть, ребята попарно и ВСЕ помёрзли. В моей папке с песней «Ошибка» на сегодняшний день хранится 11 вариантов исполнения с датировкой от середины 60-х до передач на Радио Свобода. Так вот, во ВСЕХ 11вариантах эти строки звучат так: И не тревожит ни враг, ни побудка/Помёрших ребят. Если взять за основу исполнительский вариант, то не возникнет диссонанса со строкой: Где полегла в 43-м пехота.., поскольку, на мой взгляд, «полегла» трактуется однозначно.

    • nestoriana
      07.08.2018

      Помёрших – не проходит, увы.
      По-русски ударение на «о» и потому «е», а не «е»: пОмерших.
      В поэтическом подкорпусе НКРЯ только один пример:
      .
      Все же я зело доволен,
      Ибо я живу, брожу;
      Ибо бодр я и не болен,
      Божью радость нахожу.

      Я счастливей, чем богатый
      Померший. Иль чем в гробу
      Властелин.
      [Е. Л. Кропивницкий. Нищий (1953)]

      • Алексей Уклеин
        15.08.2018

        И всё-таки, ни на одной записи — даже чистейших — на радио Свобода и на пластинке «Крик шёпотом» — буквы «з» (звонкой буквы!) в слове «помёрших» в исполнении Галича не слышится!
        Нужна авторская рукопись, иначе никак.
        А статья прекрасная!

        • nestoriana
          15.08.2018

          Алексей, увы, нет такого слова «помёрший». Есть «пОмерший». Это просто трудности членораздельного произнесения стыка согласных «рзш», потому «з» (перед «ш» оглушенное как «с» и сливающееся с «ш» в один звук) на пленке и выпадает

        • nestoriana
          15.08.2018


          Здесь ясно слышится «помёрЗших»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Информация

This entry was posted on 02.08.2018 by in Поэты.

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: