несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

ШОЛОХОВ ГЛАЗАМИ ВЛЮБЛЕННОЙ СОВРЕМЕННИЦЫ

Евгения Григорьевна Левицкая (1880–1961) – партийный и издательский работник, член РСДРП(б) с 1903 г. В 1918–1919 работала в Библиотечном отделе ЦК партии. В 1926–1929 – заведующая отделом издательства «Московский рабочий», где и познакомилась сначала с рукописью «Тихого Дона», а потом и ее автором. Ее записки о посещении Шолохова (с авторской пометой «Станица Вешенская, 29/VII – 6/VIII 1930 года») были опубликованы только в перестройку: Левицкая Е. Г. На родине «Тихого Дона». Записки. / Огонек. 1987. № 17. 25 апреля – 2 мая. С. 6–8.

Цитирую эти записки:

«Никогда не сказала бы, что это кабинет молодого писателя! Маленькая комнатка; кровать, над которой на ковре развешано огромное количество самого разнообразного оружия; несколько ружей, казачья шашка в серебряных ножнах, нагайка с рукояткой из козьей ножки, ножи, револьверы. В углу этажерка с пластинками для патефона, письменный стол, шкаф с книгами в хороших переплетах. Книги почти все дореволюционного издания, классики, критики: Толстой, Тургенев, Герцен, Белинский, Бунин, Андреев, Блок. А за ними, у стены шкафа, ютятся современные книжки. Их немного. На письменном столе нет привычных нашему глазу вещей: письменного прибора и прочего, стоит чернильница и лежит ручка, да останавливает внимание только желтый портфель, туго набитый, очевидно, бумагами. Это единственный предмет, который хотя бы косвенно намекает на «профессию» хозяина комнаты».

Прокомментируем:

Левицкая не знала, что всю дореволюционную русскую классику Шолохов купил скопом в московском букинистическом магазине «Недра» за год до ее приезда в Вешенскую. Сохранилось свидетельство знаменитого букиниста и библиофила Эммануила Филипповича Ципельзона (1890–1971):

«Однажды летним утром 1929 года в книжный магазин «Недра», где я в то время работал, сообщили по телефону, что к нам зайдёт Михаил Александрович Шолохов, приехавший в Москву из Вёшенской. Совсем недавно вышло первое издание первого тома «Тихого Дона». Понятно, с каким нетерпением ждали мы сразу ставшего знаменитым писателя. Михаил Александрович пришёл перед самым закрытием. Просматривая каталог «Литературной книжной лавки», писатель начал отбирать произведения русских и иностранных классиков. Михаил Александрович не был словоохотлив. Наверное, поэтому мне особенно запомнились его слова: «Я долго мечтал о часе, когда смогу приобрести книги русских и иностранных классиков».
(Михаил Шолохов в воспоминаниях, дневниках, письмах и статьях современников. Кн. 1. 1905-1941 гг. М. 2005. С. 224.).

Выступление Шолохова на Втором съезде писателей. Цитирую по заметке Николая Журавлева «Они писали за Шолохова» («Новая газета». № 44, 23 июня 2003 г.):

На печатном экземпляре речи стоит следующая надпись: «Л. Ф. Ильичеву , дорогому другу и автору сей речуги, — с поклоном и благодарностью. М. Шолохов. P.S. Аплодисменты — пополам: мне, как исполнителю, тебе — как автору. М. Ш.».

СПРАВКА:

Леонид Фёдорович Ильичёв (1906 – 1990) — действительный член АН СССР с 29 июня 1962 года по Отделению экономических, философских и правовых наук. В 1958—1961 годах — заведующий Отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам. Кандидат в члены ЦК КПСС (1952–1956 и 1981–1990). Член Центральной ревизионной комиссии КПСС (1956–1961 и 1976–1981). Член ЦК КПСС (1961–1966). В 1965–1989 годах — заместитель министра иностранных дел СССР.

* * *

Исполнитель чужой воли, он на людях никогда ничего не писал.
Даже свои книги он не подписывал на глазах тех, кто приносил его книгу и просил украсить титульный лист автографом. Мол, книжку можете не оставлять: обдумаю подпись и пришлю экземпляр из своих запасов.

Юрий Лукин, с 1933 постоянный редактор шолоховских произведений, пишет, что Шолохов был “редкостно взыскателен к себе”. Он не хранил своих черновиков, в частности, и потому, что, не уничтожай он их, – в его кабинете, по его словам, “негде было бы повернуться. Ведь приходится по десять раз переписывать отдельные главы”[1].

Феликс Кузнецов цитирует мемуар Константина Приймы, который в 1955 году в Вешенской «был поражен одним обстоятельством»:

Михаил Александрович сидит на стуле возле камина, ворошит потрескивающие в нем дрова.

– Люблю, – говорит он, обращаясь ко мне, – вот так иногда посидеть, покурить у огня и пожечь страницы, которые не нравятся мне.

– Вы не храните черновиков вариантов?

– Если бы я их хранил, то тут уже негде было бы повернуться. Ведь приходится по десять раз переписывать отдельные главы. Где же хранить черновики? И зачем это? Брошу в огонь, что не нравится, и на душе легче и в голове яснее становится[2].

У того же А. В. Огнёва читаем: «Он не хранил своих черновиков, в частности, и потому, что, не уничтожай он их, – в его кабинете, по его словам, “негде было бы повернуться. Ведь приходится по десять раз переписывать отдельные главы”[3].

Шолоховедам писатель рассказывал, что черновиками своих произведений он кормит камин. По поводу беловиков не уточнял. Но оказалось, что и их в природе не существует. Только ушедшие в издательства машинописные копии.

После смерти Шолохова оказалось, что в его кабинете вообще нет никаких рукописей.

Ни одного клочка исписанной бумажки.

Еще цитата: “Летом 1955 года Суслов вызвал И. Черноуцана к себе в кабинет, где уже сидел Шолохов, напомнил, что времена были сложные и потому в “Тихом Доне” от издания к изданию многое изымалось. И теперь нужно восстановить то, что уже можно восстановить. Вместе с Шолоховым И. Черноуцан отправился в Вешенскую, прожил там больше месяца. По различным изданиям он сводил за день листа два (речь об авторских листах, где лист – 24 стандартных машинописных страницы – А. Ч), этот сводный текст перепечатывался на машинке, утром Игорь Сергеевич приносил очередную порцию на подпись Шолохову. И Шолохов подписывал машинопись, не читая”[4].

Как вспоминает в своем письме ко мне Алексей Игоревич Черноуцан, сын сотрудника ЦК КПСС Игоря Черноуцана, отец не сомневался в авторстве Шолохова.

Тем более должно было удивить Черноуцана, в прошлом ифлийца, а после фронта литературоведа, столь неписательское отношение к правке текста. Однако оно – твердое правило поведения мелкого налогового инспектора, осужденного в 1923-м за подделку финансовых ведомостей и в тот же год ставшего чекистом (завербован экономическим управлением ОГПУ[5]), переведенного в Москву плагиатора и фальсификатора). Черновик – улика, а улик ни уголовнику, плагиатору, ни – тем более! – чекисту, оставлять нельзя.

Потому-то никто никогда не видел Шолохова что-либо пишущим. Письма его написаны секретарями, которые в Вешенской давали подписку о неразглашении. Есть 600-страничная рукопись «Тихого Дона», переписанная рукой его жены Марии Петровны, сестры жены и брата жены, но принадлежит ли основной почерк Шолохову, мы не знаем. Сравнить не с чем.

И еще эпизод из записок Левицкой, характеристика человеколюбивого сердца М. Шолохова, чекиста с 1923 года:

«История с «Яркой» (овцой). Чтобы не резать дома теленка, его обменяли на овцу. Вечером пришел дедушка Петр Яковлевич, и начались разговоры о том, что завтра надо зарезать Ярку. Дедушка взял длинный нож, чтобы отточить его для этой операции. Все разговоры велись в присутствии Светланы. Конечно, она заинтересовалась и стала расспрашивать: «Дедушка, ты будешь резать Ярку?» Ей ответили, что Ярку завтра отгонят в стадо, и она успокоилась. Утром Ярка исчезла. Светлана озабоченно ее искала и, чувствуя что-то неладное, стала ко всем приставать. Версия о стаде мало ее удовлетворила.

И вот отец начинает ее дразнить:

– Светланка, а ведь Ярку-то зарезали.

– Нет, ее отогнали в стадо, – кричит девочка.

– Это они тебя обманывают. Пойдем к деду, там и шкура висит!

Светланка бесится, а М. А. спокойно наблюдает. За обедом — та же история. Светлане мать подкладывает в тарелку баранью почку: «Ешь, Светик, ты ведь любишь почку?» «Ага, – торжествует отец, – почка-то ведь от Ярки. Как же она в стадо ушла без почки?» И прочее. Я возмущаюсь: «Зачем вы мучите ребенка?» – «А зачем ей говорить неправду? – возражает он. – Зарезали – и зарезали».

Примечание А. Ч.: Дочке Светлане в августе 1930-го едва исполнилось четыре с половиной года.

ftp://nozdr.ru/biblio/j/ogonjok/pdf/1987/%D0%9E%D0%B3%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D0%BA%201987-17.pdf

[1] «Советская Россия». 1985. 19 мая. Цит. По: Огнёв А. В. Михаил Шолохов в наше время. Тверь. 1996.

[2] Кузнецов Ф. Рукопись «Тихого Дона» и проблема авторства // Новое о Михаиле Шолохове: Исследования и материалы / М.: ИМЛИ РАН, 2003. С. 96; Прийма К. Шолохов в Вешках // Советский Казахстан. 1955. № 5. С. 67–68.

[3] «Советская Россия». 1985. 19 мая.

[4] Радзишевский В. Заложник «Тихого Дона» // Литературная газета, 1995, № 21, 24 мая.

[5] В 1920-х, когда осужденный по уголовной статье становился сотрудником ГПУ, судимость с него снималась. См. Кашу Игорь. «Чистка» сотрудников НКВД Молдавской АССР после Большого террора. Дело Ивана Тарасовича Широкого-Майского. // Чекисты на скамье подсудимых. Сборник статьей. Составители Марк Юнге, Линн Виола, Джеффри Россман. Москва: Пробел-2000, 2017. С. 599.

Реклама

5 comments on “ШОЛОХОВ ГЛАЗАМИ ВЛЮБЛЕННОЙ СОВРЕМЕННИЦЫ

  1. Татьяна
    19.07.2018

    В книге «Шолохов» В. Осипов приводит отрывок М. Горького из его письма : «… в этой книжке нет ни слова о » Поднятой целине» Шолохова и «Ненависти» Шухова». Горький эти две книги поставил вместе. Но в этих книгах одинаковые сюжеты. 1. Рабочий приезжает организовать колхоз. 2. Удачно пашет поле и показывает, как надо работать. 3. Любовная линия. Две женщины, у которых одинаковый характер. 4.Враги из «бывших» организуют убийство рабочего. 5.Два «деда Щукаря». Две книги вышли одновременно. Почему одинаковые сюжеты?

  2. nestoriana
    20.07.2018

    А Вы, Татьяна, как думаете?..

  3. Татьяна
    20.07.2018

    Imho этот сюжет предложил Горький.

    • Татьяна
      21.07.2018

      Спасибо за внимание

    • nestoriana
      03.08.2018

      Не исключено, но надо искать, как именно это произошло. Возможно, что всё упрется в какой-нибудь газетный очерк в центральной печати

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Информация

This entry was posted on 03.06.2018 by in Тихий Дон, Шолохов.

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: