несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

БЕРЕСТОВ В ЛАДОГЕ. КОНЕЦ ИЮЛЯ 1996-го

* * *
. . . . . . .Наташе и Даше Ефимовым

Альдейгия – страна невелика.
Алоде-йоги – Нижняя река,
Где Ладожка вливается в Заклюку
И Волхов различается по звуку,
Где шли на нерест лодуга и сиг,
Где прожил я счастливый самый миг.

А. Ч., 1997

Фотографии Марины Берестовой

Это мы на дивинце «полой сопки», она же сопка Ходаковского, она же Олегова могила

На Волхове

У Святых ворот Никольского монастыря

А это я взял Маринкину мыльницы и дочь с отцом щелкнул на той же сопке Ходаковского

ИЗ КНИГИ МАРИНЫ БЕРЕСТОВОЙ «ПРОФЕССИЯ – ДОЧЬ»
(книга готовится к печати. Тираж ждем по осени)

В свой приезд уже из Нью-Йорка в 1996-м, я видела, что число молодых (тогда ещё) поэтов вокруг папы совсем не уменьшилось. Мы в Питере мы с Черновым и с папой ходили в гости к Мише Яснову, ездили в Старую Ладогу вместе с Пашей Гутионтовым. […]

…когда мы с папой были в Ладоге, куда нас повёз Чернов, перед фреской Георгия и Елисавы XII века, папа сказал, видимо, на языке понятных мне ценностей: «Маринка, это уровень Метрополитана».
[…]
.

…в Старую Ладогу, куда мы поехали в конце июля в мини-автобусе вместе с Черновым, его сыном Сашкой и Пашей Гутионовым.

Папа остановился посмотреть, как ведут раскопки молодые ребята-археологи.
Забрались мы с папой на сопку «Олегова могила». Вроде бы и не так высоко, но там был такой ветер…

Пейзаж, который открывается с этого кургана, Рерих называл «одним из лучших русских пейзажей». (Художник изобразил его чуть с другой точки в своих «Заморских гостях».)

Ладожская крепость отсюда в полутора километрах выше по излуке Волхова. Крепость и собор Святого Георгия (XII век!) – последнее, что видно на этом берегу. А последнее, что видно из крепости, разумеется, – эта сопка. И, значит, – делился Чернов своим наблюдением, – это и впрямь сопка Вещего Олега, который по Новгородской летописи погиб в Ладоге осенью 912-го.

Куда же ещё положить прах князя, если не здесь, на пределе зрения крепостных сторожей? Эта сопка — самая большая в урочище, она доминирует над округой, а, кроме того, – у неё и в старину была плоская вершина. На ней должен был находиться сторожевой пост ладожан. Пост № 1. Всё устроено мудро: если с Олеговой могилы сторожа заметят идущие от озера корабли викингов, они запалят костер, и в крепости прозвучит набат.

Потом пошли все вместе к ладожской церкви Иоанна Предтечи. Воскресная служба как раз заканчивалась, люди выходили на паперть. Вдруг мальчик-служка в церковных одеждах, издали завидев папу, с разбегу бросился к нему на шею, но до шеи не достал, и упёрся папе в живот. Папа обнял его, но посмотрел на нас в полном замешательстве – что происходит? Оказалось, этот мальчик, семилетний Семён, видел папу по телевизору в любимой передаче «Спокойной ночи, малыши!», узнал его и бросился как к знакомому человеку, не догадываясь, что папа то его видит впервые.

Родители маленького Семёна, кузнец и иконописец Илья Пивник и его жена Наташа, пригласили нас в гости. Семён не отходил от папы ни на минуту. Он всё время просил папу прочитать какой-нибудь его стишок: самый короткий, самый длинный, самый смешной, самый любимый… Он был уверен — папа пришел в гости именно к нему, своему большому почитателю.

К счастью, у папы в сумке всегда оказывалось несколько детских книжек, которые Семён, разумеется, получил в подарок.

С Сашкой Черновым, которому тогда было шестнадцать лет, я познакомилась незадолго до нашей поездки в Ладогу. Он сначала со мной не очень общался, но я же – педагог, подход к подросткам нахожу. Через некоторое время мы с Сашкой уже весело болтали и спорили, чей папа толще: мой или Сашкин. Илья показал нам рыцарские доспехи, изготовленные им самим. Сашка надел шлем на голову Чернова, и, решил проверить правда ли то, что сказал Илья – по шлему можно бить хоть топором и ничего не случиться. Сашка с размаху заехал топором по черновской голове, сняли шлем, посмотрели, всё на месте. Когда тот же шлем надели на голову моему папе, я сразу предупредила, чтобы на моего папу никто топор не поднимал. «Вот чем дочь Марина отличается от сына Саши», – заключил Чернов.

В мини-автобусе мы с папой пели песни по дороге в Питер, а через два дня уже уехали в Москву.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Информация

This entry was posted on 17.04.2018 by in Поэты, Старая Ладога, Сухая игла.

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: