несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

ПОСЛЕДНИЙ СВИДЕТЕЛЬ


Редактор Ольга Слуцкая, А. Л. Ильский и М. А. Шолохов в редакции «Роман-Газеты». 1929 год

Письмо московского профессора, доктора технических наук Александра Лонгиновича Ильского журналисту Льву Колодному:

Уважаемый Лев Колодный!

[В №№ 55 и 56 газеты «Московская правда»] 5 и 6 марта 1989 г. под рубрикой «История одного навета ХХ века», опубликована ваша статья – «Вихри над “Тихим Доном”»

В наш век гласности прежде, чем кого-либо обвинить и навесить ему ярлык, надо это сначала доказать. Ваши доказательства малоубедительны и наивны.

В период с 1927 г. по апрель1930 г. я работал техническим секретарем редакции «Роман Газеты» при издательстве Московский Рабочий… Редакция «Р. Г.» помещалась в двух комнатах на 2-м этаже углового дома на Кузнецком мосту и Неглинной улицы.

Моей обязанностью было регистрировать поступление и прохождение рукописей. Как-то раз Грудская передала мне рукопись, на которой не была указана фамилия автора под названием «Тихий Дон», причем был только один 2-й экземпляр. По молодости лет, я никогда не вникал в разговоры в редакции, но я понял, что эту рукопись передал ей М. А. Шолохов, и она ее первая прочла. Рукопись была довольно объемная, 2 части, но без конца.

Наша редакция тогда состояла из 4-х или 5-ти человек: главный редактор Грудская (за давностью лет ее имя я забыл. Она была женой Карьева, видного партийного деятеля того времени. Он был директором Института Красной Профессуры), двух редакторов Ольги Слуцкой и Мирник, меня секретаря и нештатные редакторы. Затем эта рукопись была направлена на рецензирование Александру Серафимовичу, затем читали ее редактора нашей редакции и все считали, что ее следует издать.

Наш главный редактор Грудская была очень авторитарным человеком и из нее так и пышала энергия. Она всем командовала. Однажды она собрала нас в редакции и сказала, что там… в «Верхах» принято решение, что автором «Тихого Дона» должен быть молодой пролетарский писатель (как тогда говорили «сын крестьянки и двух сормовских рабочих») М. А. Шолохов. Да как же могло в те времена быть иначе, чтобы в издательстве Российской Ассоциации Пролетарских Писателей – Московском Рабочем, была издана книга, написанная каким-то врагом. Об этом не могло быть и речи. Вы человек молодой и имеете плохое представление о тех временах. В те времена издание чужого произведения под другой фамилией не считалось плагиатом. Да и сейчас…

Шолохов в то время был молодым человеком, он часто бывал в редакции, я много раз с ним говорил, он был скромный, веселый, хороший наездник, но он никогда в разговорах не говорил о Тихом Доне. В редакции мы все знали, что эта рукопись как-то попала к нему. Но что это был не Шолохов, это у нас знали все.

У нас в редакции всегда крутилась целая компания так называемых молодых пролетарских писателей, произведения которых никто не печатал. Они, конечно, страшно завидовали Шолохову. Почему выбор пал на него? А не на кого-либо из них?

Я думаю, что большинство из них, не моргнув глазом, согласились бы стать автором «Тихого Дона». Но выбор был сделан, и редакции, и РАПП’у надо было доказывать, что автор Шолохов. Слишком далеко зашла та история…

Вы доказываете, что А. Серафимович не мог входить в сговор с недавним врагом. Да зачем ему было входить в сговор? Я его знал. Он часто бывал у нас в редакции и действительно считал, что рукопись «Тихого Дона» должна быть напечатана. Но я не убежден, что он знал, кто действительный автор. Это было еще в 1927 или начале 28 года. Тогда еще никто не мог думать, что она так прогремит. Ему передала на рецензию рукопись Грудская, и она могла ему ничего не говорить подробно кто и что. Ведь эта вещь еще нигде не печаталась.

В этот период IV-ой части еще не существовало. Ее писал Шолохов больше года с помощью прикрепленных к нему, как к молодому пролетарскому писателю, еще несколько писателей. Когда вышла из печати IV-я часть, все стали говорить, что она написана другим автором, чем первые две.

Я в те времена читал их все и, хотя я не был писателем, но у меня также осталось это впечатление. В редакции у нас были об этом разговоры, но когда вышло письмо РАПП, о том, что будут судить за клевету, то громко об этом никто не говорил. Надо отдать должное Шолохову, что он всю жизнь играл довольно прилично роль крупного писателя. Когда поднялся вокруг Шолохова этот шум, надо было редакции срочно доказывать, что Шолохов писатель.

Об этом у нас в редакции шли разговоры и было решено издать отклоненные в свое время «Донские рассказы». Они были тщательно отредактированы и изданы в конце 1929 г. в № 16 «Роман Газеты».

В 1928–29 гг. Шолохов, по совету редакции, пишет «Поднятую Целину» . Как раз в это время началась массовая коллективизация. В конце года он представляет в редакцию рукопись. На этот раз – написанную им самим. Ее читала вся редакция, читал и я. Но это оказалось весьма наивное произведение. Не могло быть и речи об его напечатании.

Я сам как-то присутствовал при разговоре между Фадеевым, Либединским и Грудской. Обсуждался вопрос, что делать? Тогда РАПП принимает решение командировать к Шолохову в станицу Вешенскую двух писателей. Поехали туда Юрий Либединский и Фадеев. Пробыли они там почти год и привезли новый вариант Поднятой Целины. Вот такова история. За давностью лет я мог, конечно, написать некоторые даты неточно. Если Вы хотите действительно восстановить всю эту историю, то надо поднять архивы редакции «Роман–Газеты» и бухгалтерии издательства «Московский Рабочий» за эти годы. Ведь бухгалтерские документы хранятся вечно. Их не уничтожают. Ведь Фадеев и Либединский получали командировочные от РАПП. Не жили же они там бесплатно? Зачем они туда ездили? Могла сохраниться переписка у родственников.

Если Вы хотите что-то доказать, то надо это доказывать фактами. В свое время, прочитав в газете «Правда» статью Анатолия Калинина «Ответ учителю словесности», я не стал ему писать. Так как считал, что бесполезно доказывать что-либо человеку, который всю жизнь кормился, изучая 50 лет творчество Шолохова. Тогда я написал письмо этому «учителю словесности» В. М. Тищенко, которое (копию) посылаю Вам. После разговора с профессором литературы Мануйловым В. А. еще в 1976 г. я понял, что мне нечего туда соваться. Это не моя епархия.

Если Вас будут интересовать какие-либо вопросы, то можете мне позвонить.
С уважением, А. Л. Ильский

http://www.philol.msu.ru/~lex/td/?pid=012133&oid=0321

КОММЕНТАРИЙ: Шолоховед Колодный на письмо, разумеется, не ответил.

Александр Лонгинович ИЛЬСКИЙ
(1910 – 1998)
Доктор технических наук, инженер-конструктор в автомобильной промышленности (1933–1938); конструктор нефтяного оборудования Нефтемашпроекта (1938–1941), Специального конструкторского бюро Гипронефтемаш (1944–1952), начальник отдела ВНИИБТ (1952–1960); доцент кафедры сопротивления материалов, профессор кафедры машин и оборудования нефтяной и газовой промышленности МИНХ и ГП – ГАНГ им. И.М. Губкина (1960–1997).
Автор более 70 научных работ и 11 изобретений, в том числе книг: «Расчет и конструирование бурового оборудования», «Буровые машины, механизмы и сооружения», монографии «Оборудование для бурения нефтяных скважин» и др.
Заслуженный деятель науки и техники РСФСР. Награжден медалями «За трудовое отличие» (1953), «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (1945), «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (1946), золотой (1962) и бронзовой (1960) медалями ВДНХ.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Информация

This entry was posted on 12.12.2017 by in Тихий Дон, Федор Крюков, Шолохов.

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: