несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

Петр Федорович Крюков. Плач по казачеству

Ф. Д. Крюков с приемным сыном Петром и сестрой Евдокией. Ок. 1919
.
К ДОНСКИМ КАЗАКАМ-НАЦИОНАЛИСТАМ

Атаманы-молодцы!

Прошло шестнадцать лет с тех пор, как мы Донские казаки под гром орудий и трескотню пулеметов покинули наше любимое, многострадальное Отечество – Всевеликое Войско Донское.

Шестнадцать лет!..

Чего только не пережили за этот долгий срок: мы, ушедшие в эмиграцию, здесь, на неприветливой чужбине, а наши братья и сёстры по крови – Донские казаки и казачки, оставшиеся по своей воле на родной Земле или брошенные на произвол судьбы русским генералом Деникиным на Черноморском побережье, там, на далекой, но вечно милой и близкой нашему сердцу Донской казачьей Земле, ныне задыхающейся под неслыханно варварским управлением и насилием русских оккупантов!

Мы все знаем, как тяжело живется теперь казакам на родной Земле под жестокой властью русских: уничтожена казачья собственность, самое имя «казак» преследуется, цветущие казачьи станицы и хутора превращены в приюты для русских мужиков, колонистов Казачьей Земли, всё разрушено и разграблено, нельзя слова сказать без риска быть расстрелянным, всё святое для казака заплевано и уничтожено русскими богоносными лапотниками, и, что обиднее всего, Вольным Доном по своему усмотрению распоряжается пришлая «рать», которая всегда, на протяжении всего существования России, только тем и отличалась, что могла трудиться и делать дело только из-под палки и в крепостном состоянии, т. е. в рабстве, Да «грабить награбленное», т. е. просто разбойничать.

Эти, воистину национальные, признаки русского народа, известные нам, казакам, едва теперь начинают замечать сами же русские, и, главное, не какие-то там «Гришка с Мишкой», но, так сказать, «каймак» России, ее мозг, ее интеллигенция, как в эмиграции, так и в России: Горький, Ек. Кускова и целый ряд выдающихся русских писателей указывают на то, что русский народ – страшный разбойник, лодырь, вечный раб, хитрый, мстительный и вероломный. Вот этот-то народ, обладающий такими «приятными» качествами, владеет теперь нашей Землей и терроризирует наших братьев и сестер!..

Стоит ли перечислять все то, что мы, во имя Воли Дона ушедшие на чужбину, перенесли за шестнадцать лет эмиграции? Каждый из нас знает, что пережил другой, каждый из нас знает, что мы пережили вместе!

Мы – Донские казаки – ушли в эмиграцию не как отдельные беженцы или дезертиры, но как отдельный, самостоятельный, независимый народ: со своим Парламентом – Войсковым Кругом, со своим Президентом Республики – Войсковым Атаманом, со своим Правительством, со своей многомиллионной Государственной Казной, своими – Архивом и Музеем, своей Армией, шедшей под Донским национальным сине-желто-красным флагом, овеянным боевой славой, освященным Законом и кровью павших под ним за Волю Дона бойцов, мы шли со стариками, женщинами и детьми, везли своих инвалидов. Мы уходили в изгнание целым Государством, самостоятельным народом и таковыми остаемся поныне!

Имеем ли мы, Донские казаки, юридическое, законное право считать себя отдельным Народом, а Всевеликое Войско Донское самостоятельным Государством?
Твердо и уверенно можем ответить: «Да! Имеем!».

Всевеликое Войско Донское с древних, незапамятных времен до 1708 года существовало как самостоятельное государство и его народ был всеми признаваем как народ отдельный, особый, независимый. С 1708 года Дон, побежденный Россией, жил особой провинцией, особой от чисто русских областей до 1917 года. Тотчас же после объявления России «свободной» Донские казаки восстановили у себя древнее самоуправление, уничтоженное русскими царями, и за короткий срок, всего в несколько месяцев, довели силу его до такой степени, что, когда правительство России потребовало к себе первого выборного (за период с 1708г. по 1917 г.) Донского Атамана А. М. Каледина для «судебного расследования», Донской Войсковой Круг ответил: «С Дона выдачи нет!.. Наш Атаман может судиться только Войсковым Кругом!..».

Десятого сентября 1917 года Атаман Каледин и Донское правительство объявили Дон «временно самостоятельным».

В 1918 году, пятнадцатого сентября, Большой Войсковой Круг, отвергнув калединские «впредь до», а также «Временные Донские Законы» Малого Круга – «спасения Дона», говорившие о нераздельности Дона с Россией, принял Донскую Конституцию – Основные Законы Всевеликого Войска Донского, гласившие в самом начале, т. е. в основе этих Основных Законов, следующее: «Всевеликое Войско Донское есть самостоятельное государство, основанное на началах народоправства».

Как атрибуты принадлежности самостоятельности Дона Кругом были утверждены: Донской государственный герб. национальный гимн и национальный государственный флаг. Для граждан и Президента Донской Республики были утверждены (в составе основных Законов В. В. Д.) обязательные присяги (христианская и буддийская), в которых говорилось, что данный казак присягает «быть верным и неизменно преданным Всевеликому Войску Донскому своему Отечеству».

Необходимо отметить, что подобного, столь полного определения самостоятельности государства, кроме Дона, ни одно Казачье Войско не сделало; даже Кубань, объявив себя самостоятельной, не дала своим гражданам ни присяги, ни герба, ни гимна, ни флага, ни, наконец, собственной Армии, защитницы государства. Как отголосок всего вышеизложенного отметим, что здесь, за границей, музыкальные издательства, выпуская в свет граммофонные пластинки, под «Всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон…» пишут: «Гимн донских казаков», а под «Ты, Кубань, ты, наша Родина…» – «популярная казачья песня».

Всем нам известно, что Донские денежные знаки и в Казачьих Землях, и по прибытии за границу (вначале), Расценивались дороже таковых «Юга России».

Таково наше близкое прошлое, освященное нашей кровью.

Что же сделано для спасения Донского Казачества нашими «избранниками» за эти шестнадцать лет эмиграции для спасения Донцов здесь и на Дону?..

Ничего!..

Многомиллионная Донская Казна неведомо куда исчезла, несмотря на свою громоздкость: казаки, за исключением «правителей», не получили от нея ничего.
Донское Правительство последнее время занималось только выпусканием русофильских изданий да обращениями к казакам жертвовать в различные фонды», которые являлись ничем иным, как собственными и карманами «правителей», а то и обанкротившихся русских генералов и политиков.

В довершение всего исчез «бесследно» Войсковой Атаманский пернач (по слухам, «правители» заложили его за крупную сумму в одном Чешском банке), и богатейший Донской Музей отдан был… русским – бесплатно и неизвестно на каких условиях (для будущего).

И это всё делалось в то время, когда старые, немощные казаки и инвалиды просили подаяния или умирали, зачастую под заборами.

Это делалось в то время, когда казачья молодежь или обивала пороги чужих благотворительных учреждений для получения нищенских стипендий, или, отчаявшись продолжить образование, шла на физический труд.

Имея огромные средства, Донское Правительство не приложило никаких усилий, чтобы купить или арендовать в какой-нибудь стране клочок земли, чтобы поселить на нем казаков на выплату, и тем обеспечить Донцам национальное существование, детям – свое казачье образование (низшее и среднее), инвалидам и старикам –кров, пищу и уход. Не прилагая к этому усилий, Донское Правительство тем самым отказывалось от возможности иметь небольшую экономическую и духовную базу для будущей борьбы за свой Дон.

Постепенно Донские казаки, видя никчемность своего правительства, разбрелись по всему свету искать места для свободного, безбедного существования, а в поисках духовной пищи разбрелись по разным казачьим и даже русским группировкам.

Смертный, непростительный грех сотворило Донское правительство во главе с покойным Донским Атаманом А. П. Богаевским!.. Оно, а не кто-либо иной, развалило монолитное Донское Казачество!

Что же получили Донские казаки в тех казачьих и группировках, куда они попали, ища духовной пищи?

В русских: непредрешенчество, монархию и федеративную республику, причем ни там, ни здесь о будущем Казачества ничего определенного, а в виде задатка – слова генерала Драгомирова: «Никакого казачьего вопроса, ни одной копейки казакам!». В казачьих: неотделимость от России, самостоятельность «впредь до…», федерация Казачьих Республик – Казакия, и… бег на месте всех!

Нам, конечно, понятно, что русские не только не желают заниматься казачьим вопросом, но даже вообще не желают, чтобы такой вопрос существовал. О «копейках» и говорить уже не приходится! Но нам непонятно: о чём думают «вожди» казачьих группировок: о благе Казачества или о поспешном набивании собственных карманов? Неужели они забывают, что казачьей эмиграции нельзя брать пример с иностранных (до Великой войны и после) эмиграций, которые в большинстве случаев приводили к ассимилированию, уничтожению своего национального «я»? Неужели они забывают тот яркий пример, который является нашим и по крови, и по обстоятельствам, именно – Некрасовцев? Ведь Донские казаки ушли с Дона под командой атамана Некрасова при тех же обстоятельствах и по тем же причинам, по каким ушли мы. Они выпросили у Турции себе клочок земли, обещаясь за это выставлять во время войны отряд казаков, снаряженный за свой счет. Прошло свыше двухсот лет, а казаки-некрасовцы живут своими станицами, сохраняя свой язык и веру, и главное: сами себя, а также и турки называют Донскими казаками.

Вот что значит тесное казачье объединение! Вот с кого нам, новой Донской эмиграции, нужно брать пример! Вот У кого нынешним казачьим «воеводам» нужно учиться – Работать на благо своего Народа!

Мы, донские казаки, не можем не отметить того грустного факта – разрушения Донской независимости, свидетелями которого мы все являемся. Казачьи группировки, в пылу политической полемики друг с другом или с Иностранцами, сплошь и рядом, в подкрепление законности своих суждений, ссылаются на Донскую Конституцию Основные Законы В. В. Д. Делают это не только Донцы, но и казаки иных Войск, по той простой причине что Донская Конституция в совершенстве отвечает требованиям и чаяниям всех Казачьих Войск и в то же время является единственным совершенным казачье-государственным законом. Но, к глубокому прискорбию, все казачьи группировки, в случае надобности прибегая к законной защите Донской Конституции, одновременно игнорируют ее важнейшие пункты: неотделимцы от России забывают, что Донская Конституция отвергает возможность подчинения Дона России пунктом первым; самостийники «впредь до…» забывают, что Основные Законы В. В. Д. никем, кроме Большого Войскового Круга, изменены или дополнены быть не могут (об отмене их и речи не может быть), да и Круг это может сделать только в двух смежных сессиях – такова серьезность этого дела! Следовательно, разговоры о «впредь до» являются ни более, ни менее, как государственной изменой. Федералисты Казакии настолько увлеклись своим проектом – идеей «единого, неделимого Казачьего государства», что начинают себя видеть уже в Казакии и притом – полными ее хозяевами! – начали готовить конституции, которые даже для таких вечных рабов, как русские, являются малопригодными, а тем более для свободолюбивых казаков! Еще не убив медведя, «казакийцы» стали делить его шкуру и притом так неудачно, что приходится думать о будущих недовольствах Казачьего Народа подобным дележом, и недовольствах серьезных! Не создав как следует своей собственной организации (уже расколовшейся надвое!), «казакийцы» загодя ставят крест: на отдельных, независимых Войсках, на Атаманах-Президентах и… на Основных Законах В. В. Д.!

Разумеется, ни та, ни другая группа «казакийцев» не говорит об этом строго определенно, но достаточно внимательно просмотреть их журналы: «Вольное Казачество» 178-179 и др.) и «Казакию» (№ 5), чтобы увидеть, как «казакийцы» хотят создать Казакию.

Не дав Казачьему Народу ничего реального, кроме идеи, журналов и… «правительства», «казакийцы» отвергают Основные Законы В. В. Д., самостоятельность Дона, тем самым показывают свое нежелание считаться с волей пятимиллионного Дона, с желаниями и чаяниями казаков в массе. «Казакийцы», создавая Казакию (пока что на бумаге!), не спрашивая мнения по этому поводу у Дона, как самостоятельного государства, самовольно расписываются за него под своими «изобретениями» и даже не задумываются над тем, что пожелает ли Дон войти в Казакию (т.е. таковую, какую создают «казакийцы»), или же предпочтет оставаться самостоятельным, войдя в Украино-Казачье-Кавказскую Антанту? Они не задумываются над тем, как взглянет Большой Войсковой Круг Дона на работы Донцов- «казакийцев», и не объявит ли он их, в «награду» за их деятельность, – вне закона, как государственных изменников? Ведь Казакия-то пока еще в проекте, а Дон уже был и продолжает на законном основании считаться самостоятельным государством, основанным на началах народоправства. Для защиты у него были и есть верные сыны и острые шашки, есть и законное право!

Может быть, «казакийцы» собираются быть «милыми» Дону насильно?.. Вряд ли с Донцами можно будет говорить таким языком в будущем! Даже «главнокомандующий» Деникин боялся так говорить с Донцами!.. А «казакийцы», не спрашивая Терцев, распорядясь их землями по своему усмотрению, на них, что ли, думают опереться в «уговаривании» Дона вступить в федерацию – Казакию?

Вне всякого сомнения, Донские казаки могут задать вопрос: «А что же нам делать в таком случае? За кем идти, и к чему стремиться?».

Идти, конечно, за кем-то нужно, но, разумеется, не за Граббе, который незаконно баллотировался, именуя себя «графом», тем самым подчеркивая свое «наплевательство» на Донскую Конституцию, и был своими приспешниками «провозглашен» Донским Атаманом только благодаря подлой и гнусной фальсификации голосов. Избранным был фактически П. Х. Попов природный Донской казак и Походный Атаман В. В. Д., уже раз спасший Дон от гибели.
Идти нужно за тем, кого казаки сами выберут себе на срок, –

Нельзя, чтоб вечные «вожди»
Над нами грубо измывались!
Нельзя, чтоб с Дона казаки
Кому-нибудь в рабы достались.

Стремиться нужно к поселению казаков, если не всех вместе, то хотя бы более или менее многочисленными группами, на земле, по силе возможности – в одном государстве.

Делать нужно только свое Донское дело, не вмешиваясь в дела других Казачьих Войск, тем более в дела русские. Нужно Донским казакам собираться в группы, избирать себе представителей, подыскать свободные земли и начинать хлопотать об устройстве и средствах на переселение.

Вот, по-моему, какие задачи лежат перед Донскими казаками, а также и казаками иных Войск.

Указывая на насущные задачи экономическо-национального характера, нельзя обойти молчанием и политическо-национальные задачи Донских казаков и всего Казачества.

Несомненно, национальному возрождению Казачества сильно способствовало так называемое «вольно-казачье движение», ныне, но тем или иным причинам, разделившееся на два враждующих стана. Начальная организационная структура в.-к. движения была основана на отдельных Войсковых организациях. Ныне таковая система уничтожена: в одном лагере – единоличной, бесконтрольной и безотчетной властью; в другом идеей «единой, неделимой» Казакии.

Вне всякого сомнения, объединение всего Казачества необходимо, но, разумеется, таковое не может быть достигнуто теми путями, которые теперь преподносят Казачеству два вольно-казачьих стана.

Отвергая в той или иной степени самостоятельность отдельных Войск, нарушая, следовательно, Войсковые Конституции, причем кучкой голосов против ничего о том не знающего населения Казачьих Войск, ни вольные казаки, ни кто-либо другой, объединения Казачества не создадут!

Нужно применять новые методы работы по объединению, нужно не выдумывать своего, применительно к ноевропейским и другим народам, а ближе подойти казачьей массе, прислушаться к ее желаниям и чаяньям и в тесном контакте с ними работать: каждый в отдельности на благо своего Войска, все вместе на благо всего Казачества!

Казакия, как федерация самостоятельных Казачьих публик, не только мыслима, но и возможна. Но не исключена возможность и образования Украино-Казачье-Кавказской Антанты, в которой каждое отдельное государство совершенно самостоятельно.

Не выдумывать новые законы мы должны, но твердо соблюдать старые, Войсковые, доверенные нам, казачьей эмиграции, нашим Народом, нашими Республиками! Имея идею возможного создания Казакии или Антанты, мы должны прежде всего создать Казачеству свою литературу, историю, географию и т.д. Мы должны вырастить и воспитать новое казачье поколение, которое идет на смену нам и о наших Родимых Краях знает только понаслышке.

Атаманы-молодцы! Не берите на душу тяжелый, непростительный грех: не оставьте молодое, подрастающее казачье поколение, нашу смену, беспризорными интернационалистами – без роду-племени, а главное – без Отечества!

Промедление смерти подобно!

Собирайтесь в Ватаги по Войскам, начинайте понемногу сами творить казачье национальное дело – его за вас никто другой не станет делать, боритесь с ассимиляцией и храните имя казачье, дабы не стерлось оно с лица земли!

Пусть каждый Донец, поднимаясь и готовясь к бою за Дон, казачество и Волю, помнит древний казачий девиз: «Воля, Правда, и Закон!».
Пусть каждый казак, какого бы Войска он ни был, помнит этот девиз! В этом старинном казачьем девизе мы найдем выход из того ужасного морального состояния, в котором теперь находимся.

Казачья Воля в Родных Краях уничтожена русскими оккупантами, за границей она существует только там, где казаки живут на земле самостоятельно.
Правды нет: ни «там», ни здесь; там – Она уничтожена, а здесь ее мы, будучи разрозненными, не добьемся.

Закона «там» нет, его заменяет правило: бей лежачего! Здесь мы, имея Закон, не можем его отстоять разрозненными силами, и его грубо попирают чужие, и, что больнее всего, – свои, которые, подобно библейскому Хаму смеются над беспомощностью своего Отца…

Атаманы-молодцы! Пора! Пора по-булавински – всем в стать и умереть за одно: за Дон, Казачество и Волю!».

Я клич бросаю казакам:
Донцы! В ватагу боевую!
Пора всем вольным молодцам
Идти в свою Сарынь Донскую!

Не нужно забывать, к чему нас обязывают слова Донского национального Гимна:

Славься, Дон, и в наши годы!
В память вольной старины
В час невзгоды честь свободы
Отстоят Твои сыны!

Мы должны твердо помнить, к чему обязывает нас наша присяга Дону – нашему Отечеству, и пусть каждый Донской казак всегда, везде и всюду – открыто, смело и гордо говорит:

Я сын Всевеликого Войска Донского,
И честью казачьей клянусь:
Для блага Отечества – Дона родного –
Ни смерти, ни мук не боюсь!

Клянусь: Основные законы Донские
Везде и всегда исполнять!
Клянусь: независимый Дон и родные
Обыклости все защищать!

Пора, атаманы-молодцы!
Шестнадцать тяжелых лет прошло, а мы все еще у разбитого корыта, всё еще чего-то ждем. Наши враги не дремлют: они работают на нашу погибель, на погибель всего Казачества.

Время настало:

Донец! Теперь не до молитв:
Удар врага – встречай ударом!
За кровь – лей кровь в разгул ах битв,
И за костер всё жги пожаром!..

Донской Баян

1 января 1938 года.
«Вольный Дон»,
г. София (Болгария),
январь – февраль 1938 года.

ОТ РЕПУБЛИКАТОРА:
Заголовок к этой статье Петра Крюков принадлежит А. Ч.

.
И ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ:
.
ИСХОД. 14 МАРТА 1920 ПО СТАРОМУ СТИЛЮ

. . . . . . . Я с кормы всё мимо, мимо
. . . . . . . В своего стрелял коня.
. . . . . . . . . . . . . . Николай Туроверов

Смертным ужасом, стылой тоскою
Дышит с севера василиск.
Всевеликое Войско Донское
Покидает Новороссийск.

Кони брошены. Брошены люди.
Трехдюймовки брешут на гребнях.
В бухту кинутый, как на блюде,
Твой кораблик в числе последних.

Лаем -надцати-с-гаком дюймовок
Соблюдая союзный вид,
Отваливший британский дредноут,
Красных конников стервенит.

У тебя ж ни коня, ни поклажи.
Шашка. Сумка. Своя стезя.
Фёдор Дмитриевич, вы куда же?..
Вам в полон попадать нельзя!

Можно вплавь за последнею шлюпкой,
Или где-то пересидеть,
Не в родном седле, так охлюпкой
Лебединую песнь допеть.

Мы ж должны дожить до победы!
На шинели солдатской влеком,
Ты же сам из тифозного бреда
Лишь вчера вылезал ползком…

Не успеешь даже покаяться.
Северяк с перевала веет.
Скачут всадники Апокалипсиса.
Вон передний в намёте пластается.
Алый бант на груди кровенеет.

…Указал вестовому на сходни,
Где носилки кровавой горой,
И распорядился: – Сегодня
Ты вот лучше мальчонку пристрой!

2–7 мая 201

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Information

This entry was posted on 01.06.2017 by in Тихий Дон, Федор Крюков.

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: