несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

Андрей ЧЕРНОВ. ЖЕНЬКИН БУКЕТ. Стихи 2017 года

Носорог Фландрия 1550 Замок КронборгМильфлёр «Носорог и леопард». Эльсинор. Замок Кронборг. 1550 г.

.

ЛЮДИ СТРАСТНОЙ СУББОТЫ

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . О. Х.

Ангел облачком прикинется
Там, в краю покоя млечного.
Вечность – вроде как гостиница
В ожидании Предвечного.

В тесноте кастальской темени
На мгновение замри –
Привыкай к отмене времени
Хоть в Париже, хоть в Твери.

Здесь, как в детстве, встретят ласкою
И тебя, пришлец безбашенный.
Пахнет куличом и пасхою
Скорлупою пахнет крашеной.

А в лазури, или в сурике
(Не вверху и не внизу),
В том же самом детском «чурики –
Это ноги на весу».

Выше шпилей, круче башен
Всё, что ты увидишь тут.
И совсем не так уж страшен
Этот самый Страшный Суд.

15–17 апреля 2017

.

ДОЧКЕ КАТЕ В ДЕНЬ АИСТА

Дом 23 по улице Свободы
В зелёном нашем тушинском краю.
Палатка – то ли «Соки», то ли «Воды».
Я то ли соки, то ли воды пью.

И вышло так, что не сумел слукавить
(Мне было шесть. А, может, даже пять),
Когда спросили: – Ты умеешь плавать? –
– Нет, но когда-то я умел летать.

19 апреля 2017

.

РУССКИЙ ПУТЬ. 1930-е

Откуда эти рожи повылазили?
Повылупились из каких щелей?
Ни в чёрной Африке, ни в жёлтой Азии
Эксперимента не было смелей.

Жирует смерть. Возводится нелепица –
Всемирного глаголя пьедестал.
«Страна темна, а человек в ней светится», –
В блокнотике Платонов записал.

25 апреля 2017

.
МОСКОВСКАЯ МАЗУРКА. 1606

Кряхтят под спудом половицы –
Вот-вот провалятся – ей-ей! –
Танцует шляхта, веселится,
Встречает пшеканьем гостей.

Нитнюдь не половцы, не турки
(Зане не вытолкаешь взад!)
Неутомимые в мазурке
В Кремле мазурики кружат.

Дух помаранчевых подмышек
Ядрёней зелена вина.
Только намедни пани Мнишек
Царицей провозглашена.

Цветами майскими украшен
Столицы третьеримской прах.
Про заговор кремлевских башен.
Не знает гоношливый лях.

– Не оступитесь, пол-то скользкий… –
«Niech żyje!..» – ну, нехай живе…
Жеманно выкая по-польски,
Лжедмитрий правит на Москве.

26 апреля 2017

. . . . . . . . . . .
NB. Гоношливый – 1. хлопотливый; 2. беспокойный, суетливый (диалектное).
Niech żyje! (нех жы’е) – Да здравствует! (польск.)
Нехай живе… – Пускай живёт… (укр.)

.

ПОДЛИПКИ-ДАЧНЫЕ

. . . . . . . . . Нине Аршакуни

А летом, где-нибудь в Подлипках,
На зорьке высвистав соседа,
Вступаешь в треники на штрипках
Как в стремена велосипеда.

Земля заречная, чужая
Гремела камушком в сандале,
Порыв к свободе упреждая
Свободою крутить педали.

Пространств незнаемых соседство
Приоткрывал тебе на раз
Тот велик – он и цель, и средство,
И самый первый твой Пегас.

Мелькали ямы и пригорки.
Коленки битые саднили.
Колёс залатанных восьмерки
Долготерпенью научили.

И в пункте, скажем так, конечном
Припомни, начиналось как:
Хоть лето было бесконечным,
А пролетало – только так.

29 апреля 2017

.

В МАСТЕРСКОЙ НА ВАСИЛЬЕВСКОМ

. . . . . . . . . Крестнику Петру Завеновичу

Обыденно, обыкновенно,
Но сразу с четырёх сторон
Приходят в мае дни Завена,
Эпоха опушенья крон.

Мир был бесцветным, был безликим,
Но живопись своё возьмёт,
И станет малое великим,
И в раме ветка прорастёт.

Не зря же в полутьме на Ваське,
Природе возвращая цвет,
Всю зиму смешивает краски
Один чудак-анахорет.

Завен Петросыч Аршакуни,
Волшебник царственный Завен,
Он наколдует нам не втуне
Весну и ветер перемен.

И опрокинет рюмку с нами.
И в кухоньке заварит чай:
– А дальше сами… Дальше – сами.
Уже не маленькие, чай.

30 апреля 2017

.

ТРЕТЬЯ ВОЛНА

. . . . . . . . . Григорию Галичу

Значит, вот… Ещё одна проверка:
Атлантида при тебе потоплена.
Человек эпохи Гутенберга,
Где ты вынырнешь в эпоху Тоффлера?

…Отплевался. Пот холодный вытер.
Ноева потопа пострашней
Эти свитки электронных литер
В поплавках рыбачьих соцсетей.

Начиналось с пустяка, с компьютера…
Но уклад привычный ухнул в бездну.
В прошлый раз по мановенью Лютера
Было так. И тоже было муторно.

И что будет – было неизвестно.

30 апреля 2017

. . . . . . . . . . . . .

NB. Элвин Тоффлер – см. Википедию

.

В АЛЬБОМ БОРИСУ ВИШНЕВСКОМУ

Для московичей он просто «Питер».
А мы с ним не запанибрата.
Для нас не Питер, но Юпитер,
Каким тот в Риме был когда-то.

Как вечевой для новгородца
Звон колокола, как блокада
Для ленинградца… Дно колодца
Видней со дна двора-колодца.
Амикошонствовать не надо.

Униженный, паранормальный,
Лишенный областной судьбы,
Ни разу не провинциальный,
Встаёт он с дыбы – на дыбы.

Кому-то пусть бока повытер.
Кому-то опостылел даже.
Тут, в Петербурге, слово «Питер» –
Что раскладушка в Эрмитаже,

Хоть в гранулах заморских литер,
Но не апостолу Петру –
Московскому царю Петру
Лефорт писал: «Мин Херц Хер Питер!..»

Но в Средиземье и на Вытегре
(Не важно – эльф ты, или хоббит)
Простой вопрос «Ну как там в Питере?»
Тебя ничуть не покоробит.

1–8 мая 2017

.
1960

. . . . . . Я маленький, горло в ангине…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . Самойлов

Рассвет был мучительно розов.
Шёл снег в заоконной Москве.
Как вышло, что столько вопросов
В моей завелось голове?

Наверно, всё дело в ангине,
В лекарстве таинственном, новом –
Целительном пенициллине,
А, может, в варенье вишнёвом.

Напрасно ко сну меня клонит, –
Ведь если засну – не узнают,
Как вышло, что рыбы не тонут,
Как вышло, что птицы летают.

В то утро всё утро я тщился
Приять в полноте бытия –
В чём дело, что я народился,
И я – это именно я?

В тот да’вний год, год високосный,
Зависший меж миром и градом,
Весь мир был, как за папиросной
Бумагою – за снегопадом.

2 мая 2017

.

14 (27) МАРТА 1920. ИСХОД

. . . . . . Я с кормы всё мимо, мимо
. . . . . . В своего стрелял коня.
. . . . . . . . . . . . Николай Туроверов

Смертным ужасом, стылой тоскою
Дышит с севера василиск.
Всевеликое Войско Донское
Покидает Новороссийск.

Кони брошены. Брошены люди.
Трехдюймовки брешут на гребнях.
В бухту кинутый, как на блюде,
Твой кораблик в числе последних.

Лаем -надцати-с-гаком дюймовок
Соблюдая союзный вид,
Отваливший британский дредноут,
Красных конников стервенит.

У тебя ж ни коня, ни поклажи.
Шашка. Сумка. Своя стезя.
Фёдор Дмитриевич, вы куда же?..
Вам в полон попадать нельзя!

Можно вплавь за последнею шлюпкой,
Или где-то пересидеть,
Не в родном седле, так охлюпкой
Лебединую песнь допеть.

Мы ж должны дожить до победы!
На шинели солдатской влеком,
Ты же сам из тифозного бреда
Лишь вчера вылезал ползком…

Не успеешь даже покаяться.
Северяк с перевала веет.
Скачут всадники Апокалипсиса.
Вон передний в намёте пластается.
Алый бант на груди кровенеет.

…Указал вестовому на сходни,
Где носилки кровавой горой,
И распорядился: – Сегодня
Ты вот лучше мальчонку пристрой!

2–7 мая 201

.
* * *

Под промытым этим пологом
У последнего предела
Ты не станешь энтомологом.
Даром бабочка влетела.

Уступи её Набокову,
О случившемся – молчок.
Сам гуляй вокруг да около,
Но зачем тебе сачок?

Ведь за пазухой, в тряпице
Не развернутой пока,
Сердце жжёт перо жар-птицы,
Дар Ивана-дурака.

3 мая 2017
.
* * *
из тетради с антресолей
.
Когда спустили водоём,
И поутихла перебранка,
Узнали, что светилась в нём
Одна консервная жестянка.

Не золотая рыбка, нет.
Отходы вторматериала.
И доказали: чуда нет.
И не было. И не бывало.

А рыбка рыжим плавником
Ушла в пробитую запруду.
Охота ль знаться с дураком,
Когда дурак не верит чуду?

Середина 1980-х – лето 2017
.

* * *

Говорят: «Всего хорошего!»
Говорят: «Лови удачу!»
Говорят: «Не плачь по прошлому!»
Я ж по будущему плачу.

В электричестве статическом
До конца восьмидесятых
Оптимизмом историческим
Надышался на Арбатах.

Время – тонкая материя.
Длительность, но не объём.
Полудохлая империя
Настояла на своём.

Ну, о кей! Конец иллюзиям.
На своём, так на своём.
Фрикам исполать и лузерам.
Вместе мы её добьём.

3 мая 2017

.

МОСКОВСКИЕ ТВЕРДИЛКИ

. . . . . . . . . Михаилу Яснову

Азиатская тоска:
Не поймёшь, где зад, где перед –
Бьёт уверенно, с носка,
А потом слезам не верит.

Всей России под горой
Город новый, город древний,
В целом – тот ещё герой,
Первый парень на деревне.

Парвеню второго сорта.
Поговорка говорит,
Что привязчивее чёрта
И москаль, и московит.

Но друзей по жизни встретил
Ты под сенью этих кровель.
И, как Берестов заметил:
«Петербург москвич построил».

4–5 мая 2017

.
ПИСЬМО КУШНЕРУ

. . . . . В Петербурге оверкиль –
. . . . . Рифма к речке Оккервиль.
. . . . . . . . . . . . . Азбука СПб

Прощанье с апрелем. По старому чину прощанье.
Субботнее, церемонное обещанье
С балкона распахнутого на втором этаже.
До нового года. До встречи, дружок. Е. Б. Ж.

Прощаясь с нисаном по верхозаветному стилю,
В низовья на лодочке спустимся по Оккервилю.
Тут Малая Охта, а там и Большая Нева.
И дальше в муаре серебряном острова.

Покинувши время, в иные пространства впадая,
Помедлим напротив прибрежия Голодая.
«Руина, чти Бога!» – и ветер как будто бы стих.
Ну вот и закончен державинский акростих.

А дальше вслед за’ воскресением – понедельник.
И в Царском Селе нас не Вяземский встретит, так Дельвиг.

5 мая 2017

.
КАНАЛАРМЕЕЦ ЛИХАЧЕВ

Когда увидел пачку «Беломора»,
Дивился долгожительству проекта.
Как именно работала контора,
Поведал нам в одно былое лето:

– Поскольку кривда превосходит скоростью,
А также общей строгостью режима,
Чем защитить свободу? Только совестью!
Ничем иным она незащитима.

6 мая 2017

.
14 АПРЕЛЯ 1912

Расплатись согласно чекам.
Извинись, когда не прав,
Изучи Морской Устав,
Чтоб остаться человеком,

За основу принимая
Звёзд ночной императив,
Так же просто, как в трамвае,
Место в шлюпке уступив.

7 мая 2017

.
ОПЫТ ИСТОРИКА
(со слов Натана Эйдельмана)

В том заведенье первая забота –
Колоть не каждого. Заведено,
Что сразу надо вычислить кого-то,
Кто из цепочки – слабое звено.

Примкнувший к юбке либерал сторонний,
Фразёр, дурак, самовлюбленный гений –
И каждый, кто’ чуть революционней
Своих недобровольных убеждений.

7 мая 2017
.
ЖЕНЬКИН БУКЕТ

Без черёмухи сошлись. Но вскорости
Это дело допекло и нас:
Через год в забытой богом волости
В староладожский явились ЗАГС.

Расписались без понтов, без патоки
(Без свидетелей. Зашёл – и точка).
Но забыли, что в октябрьской Ладоге,
Как при Гостомысле – ни цветочка.

Солнышко немаркое полощется
В тучах – непроглядных напросвет.
Женя – мы дружили с ней – ларёчница
Сочинила ладожский букет.

Весь букет – три веточки рябины,
Эти, что доныне достояли –
Женькины нетленные рубины
В тленном, точно жизнь, материале.

8 мая 2017

.
ВАРШАВСКАЯ МЕЛОДИЯ
В ИНТЕРЬЕРНОМ ТЕАТРЕ

. . . . . . . . . Николаю Беляку

Ничего такого небывалого…
Только стёжка не была проторена.
Лёша Удальцов и Настя Салова
Вышли в сказке Леонида Зорина.
Чудодейство начиналось с малого –

С жеста, взгляда… – кто бы знал заранее
Цену этой предопределённости.
Ведь любовь, как дедово предание,
Начинается как сострадание.
В том её в отличье от влюблённости.

10 мая 2017

.

ЛИТЕРА «Ѵ»

. . . . . . . . . Эшелоны… эшелоны… эшелоны… эшелоны несчётно!
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . «Тихий Дон»

Крепы сброшены, гайки сорваны.
Упования вышли вон.
В пролетарской слободке, в Сормове,
Век ХХ произведён.

Век лахудрою рыжей движется
В колее двойной колеи.
Паровозы системы «Ижица»
На себе его поволокли.

Ибо сила вполне серьёзная –
КПД в четыре процента,
Эта тяга четырёхосная,
Этих вен голубая лента.

Распоследняя буква ижица,
По гражданскому алфавиту
Упразднённая, будто пыжится
Отомстить за свою обиду.

Эта ижица, чёртова литера,
Исключенная из реестров,
От Коломны трубит до Питера
Громче всех духовых оркестров.

Паровозы литеры «Ижицы»
Образца девятьсот восьмого
Кипяточком пыхтящим брызжутся,
К водокачкам прильнув лилово,

И глядит Мария в бессилии,
Как к границам своим вновь и вновь
Взбаламученная Россия
Гонит серошинельную кровь.

17 мая 2017

.
30 АПРЕЛЯ 2015

Первозеленью прозрачных крон
Мамин день апрельский напоён.

Он ещё не раз тебе приснится –
Этот чёлн. А в том челне царица,
Заневестившись средь тихих вод,
К пристани незнаемой плывёт.

Кем слыла царица в жизни краткой?
Девочкой глазастой, ленинградкой,
Знающей, как сладок хлеб ржаной,
Акушеркой, мужнею женой.

Кем была в ночи позавчерашней?
Тихою хозяйкою домашней,
Матерью двух взрослых сыновей,
Ласковою мамою твоей.

Дочь крестьянки выплывет княгиней –
Из ворот земного бытия.
На Ваганькове, где купол синий,
Не узнают маму сыновья.

23 мая 2017

.
ПОЭТЫ

Было. Жили и во время Оно.
Так ложилась карта, или эдак –
Знали: их не клюнет напоследок
Жареный петух царя Додона.
Жили-были так, чтоб по аорте
Полоснули – поздно или рано –
Невтяжные пардусовы когти,
Или серпокрылый клюв сапсана.

27 мая 2007
.
ТЕСТОДЕЛЫ
.
Гончары ржаной закваски
Из ворот хлебозавода
Без понтов, по-ленинградски,
Объявлялись средь народа.

Правили святое дело,
И тела лепили наши
Эти бабы-тестоделы,
Эти хмурые мамаши.

А потом исчезли. Режем
Сероватый «круглый чёрный» –
В новом веке стал несвежим
Хлеб, не ими испечённый.

Встаньте, бабы, прицепите
Те, блокадные медали.
Встаньте, бабы, научите,
Что в закваску добавляли?

Вам суглинок петроградский –
Мягче мякиша ржаного.
Век бездарный, век дурацкий –
Только лёгкая полова.

29 мая – 17 октября 2017

.
ТРЕВОЖНЫЙ ЧЕМОДАНЧИК ОТЦА

Ну а в прихожей между пачек
Газет – у нас во время Оно
Отца Тревожный чемоданчик
Пылился возле телефона.

Картон в обличии рутинном
Заначкою грядущих битв
Окован бурым дерматином
А снизу никелем подбит.

Какое дело мне, ребёнку,
До взрослых игр? За малолетством
Лишь то запомнил, что маслёнка
Рифмуется с Адмиралтейством.

«До Кубы нам – как до Гекубы…»
«Войны не будет?.. Эка жалость…»
Но мама поджимала губы.
И реже, реже улыбалась.

И протирала ежедневно
Тот чемоданчик тряпкой влажной.
А где-то чудище стозевно
Указ выковывало важный.

30 мая 2017

.

ИНСПЕКТОР ПО УТРАТАМ
(надпись на книге)

. . . . . . . . . . . . . . . . . Скорбь на лицах писательских жён…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .Межиров

Балагур, да не из самых-самых,
Славный малый, даже не пижон
В мемуарах «О Былом и Дамах»,
В повести «Из жизни бывших жён».

Бросил «Щуку», перебрался в ГИТИС,
Подвизался в фотоателье,
Пробовал писать как живописец…
(Мало ли профессий на земле?)

Но свистком призывным паровоза
До отбытия за пять минут
Дама та, что прозывалась Проза,
Увлекла тебя в Литинститут.

Эту соблазнить – такая малость…
Знай оглаживай туда-сюда…
Соблазнение не задавалось.
Не поцеловала никогда.

Утешаясь опытом богатым,
Сам себе установил предел –
Текстодел, инспектор по утратам,
Самого себя и проглядел.

А поскольку жизнь в рассказ не лезла,
Ты перепридумывал ее.
И залез в редакторское кресло.
И чужое умножал враньё.

Лучше уж скитаться по конторам,
Лучше бы остался в ателье,
Лучше плакатистом и актёром,
Или клерком в паспортном столе.

Графоманий хлеб и чёрств, и горек.
Поимеешь ту, кому не мил,
А вослед вздыхают: «Бедный Йорик!»
Те, кто в юности тебя любил.

30 мая 2017

.

* * *

Мой аргумент в полемике с историком
подспорьем в той антропософской битве:
монашьих чёток мелкая моторика –
воспомоществование молитве.

Всё так. Глаза боятся – руки делают.
Что делают? Перебирают чётки.
Отсюда неизбежный вывод следует,
и следствия, прописанные чётко:

Эдемские провалены экзамены,
но вперившись в зияющий провал,
когда работой руки были заняты,
Адам впервые к Господу воззвал.

30 мая 2017

.

ПИСАТЕЛЬ НА КАПРИ

Латунная петунья граммофона
Слух услаждала в каждом кабаке.
Синицею залётной Время Оно
Надёжно угнездилось в кулаке.

История сочилась на страницу
Изнанкою земного бытия.
За горечь правды он ценил синицу.
Но ждал, конечно, в небе журавля.

Не в поисках постылого покоя
Младого поколения кумир
Он жаждал наконец создать такое,
Чтоб содрогнулся ветхий Божий мир.

Поскольку Бог – он в буре. И недаром
Творец как есть – не добрый и не злой –
Над тёмным тем новорождённым шаром
Пролился очистительной грозой.

На родине так душно всё, так мерзко,
Что хуже быть не может, чем теперь.
…Волнуемая бризом занавеска
Крылом архангела вползала в дверь.

Везувий как картина в Эрмитаже.
И ничего про то не говорит,
Что не журавль, не буревестник даже –
Стервятник в синем облачке парит.

3 июня – 10 сентября 2017

.

ЮРИЙ ДМИТРИЕВ, СОЛОВЕЦКИЙ ГАМЛЕТ

. . . . . . . . . Там есть местечко за ковром аррасским…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Шекспир. «Гамлет».

За ковром аррасским, где шершаво
Крыса эльсинорская шуршала,
Много-много тайн погребено.
Козинцев про то снимал кино.

Мол, злодейства в сущности бессмертны,
Сколько бы ни навалил земли –
В час урочный явятся из бездны,
Поздно, а предстанут пред людьми.

Но когда вослед за Смоктуновским
Ты сорвал аррасский свой ковёр,
Обернулся мохом сандармохским,
Белбалтлагом брызнул тот мильфлёр.

Осудить тебя? Ну да, с них станет.
И отгадка ясного ясней:
На какой, мол, почве спятил Гамлет?
Всё на нашей, Датской. Всё на ней.

5 июня 2017
.

ПРОСОЗИДАВШИЕСЯ

Перешуршали крысу Шушару –
По пролетарскому праву
Плохолежащее брали на ша’ру.
Прочее – на халяву.

Лгали заученно, как в кино.
Всюду совали нос.
Но отличались тем от Пиноккио,
Что нос при вранье не рос.

Так или эдак ложится карта –
Перетерпи, сукин сын:
На два столетья старик Папа Карло
Впрок настругал буратин.

5–6 июня 2017
.
.
МОНОЛОГ ГОРАЦИО
НАД ТЕЛОМ ПОЛОНИЯ

.
. . . . . . . . . . . . . . . Павлу Литвинову

Под роскошью аррасского мильфлёра,
Протраченного дружеским клинком,
Вотще к иному берегу влеком
Ты не услышишь моего укора.

Подобное – к подобному. Орёл
Могущественный – ныне на рассвете
В чуланчике под лестницей, в клозете,
Своё упокоение обрёл.

Тела смердят. В особенности летом.
Перешибив убийства запашок,
Сюда принёс я твой мешок кишок,
Поскольку Гамлет попросил об этом.

Что ж, королева в сущности права:
«Сколь опрометчиво и сколь кроваво!»
Есть три богини: Власть. Богатство. Слава.
Всё прочее – слова, одни слова.

Мы преданно служили этим трём.
Но ты замельтешил в шпионстве глупом.
Король прикажет – я вернусь за трупом,
И мы тебя в часовню уберём.

Игра пошла по-крупному. Отныне
Нам до’лжно действовать наверняка.
Нет ничего глупее паука,
Увязшего в своей же паутине.

Интриги – вздор. Чуть промахнешься и
Глотай, папаша, Стиксовы струи.

Всяк тщится выставить свои уродства
На этой многовидевшей земле.
Я – зеркало. Подлец при короле.
При Гамлете – образчик благородства.

К чему переть наперекор судьбе?
Прости, хотя и нет тебя, Создатель!
Кто смеет утверждать, что я – предатель?
Я никогда не изменял себе.

Цветочки расцветут на берегу
Раздольем для девичьего веселья…
Но ежели сойдёшь с ума, Офелия,
Тебе, уж как сумею, помогу.

Возвысимся до неземных высот
Мы, дети мелкой сволочи, подонки,
Когда придут сюда мои потомки
И станут вами править лет шестьсот.

5 июня – 26 августа 2017

.

ИНТЕЛЛИГЕНТЫ

. . . . . . . . . . Наталье Сивохиной

От Рылеева да от Радищева
Русское преданье приведёт
Пожалеть убогого и нищего,
То есть в результате весь народ.

Урожденным до эпохи глянца
Как-то стыдно забывать о том.
К Аввакуму веточка протянется,
Вспыхнув несгораемым кустом –

Тенью вертограда зацветая,
Новгородской вольностью святой…
Дальше – глубже. Дальше запятая
Книжною натянута струной

К Фёдору Степановичу Колычеву,
Тот, что был Филипп-митрополит,
Обличал, когда другие подличали,
И за то Малютою убит.

К старцам-нестяжателям заволжским,
Что ушли в скиты за Нилом Сорским.

Ефросиново помянем слово
Да икону инока Рублёва
Умозреньем зоркому зрачку –
И – к Ходыне, к «Слову о полку…»

Бедами народными болели
Не на четверть дара, не на треть.
Лишь самих себя не пожалели.
Видно, позабыли пожалеть.

8 июня 2017
.

ОДНОМУ ИНТЕЛЛЕКТУАЛУ

Нет-нет, он свой пиар не проворонит!
Ишь, надрывается от крика лента…
Интеллигенцию как класс хоронит
Тот, кто в себе убил интеллигента.

Пелагея Марфовна
8 июня 2017
.

КАПИТАНША ВАСИЛИСА ЕГОРОВНА
конспект

. . . . . . . . . . Сергею Трояновскому

Под защитой бастионов,
Разграбленью обречённых,
Капитан Иван Миронов
Дуется на подчинённых.

Сводом правил непреложных
Установлено зело:
Недержанье шпаги в ножнах –
Возмутительное зло.

Заварив такую кашу,
Не сварить гвардейской жжёнки:
Арестует капитанша
Ваши жалкие шпажонки,

Под прикрытьем чёрных брёвен
Потрудившись разобрать,
Кто был прав, а кто виновен,
Да обоих наказать.

Но изменою нафабрен
Через бе’з году неделю
Сиганёт поручик Швабрин
В услуженье лиходею.

Бьётся на колу мочало.
Поднимается буран.
Дело худо. Крепость пала.
И повешен капитан.

Только заячий тулупчик,
Снятый вовремя с плеча,
Извлечёт тебя, голубчик,
Из объятий палача.

С женихом поздравим Машу.
Честь есть честь. В ней – вся мораль.
И помянем капитаншу.
Вот кого и вправду жаль.

9–10 июня 2017
.

ВЕСНА В СЕДЬМОМ КЛАССЕ

Ряд смешливых носопырок –
Неприступно-гордый вид
Наших люсек, танек, ирок…
«Два удара – восемь дырок!» –
Стас в столовой говорит.

Жизнью раньше нас помятый,
На понты беря шпану,
Коля, пионервожатый,
Цедит: «Сделай хоть одну!»

Со стола слетает полдник.
….Коля наш – глубоководник,
Но откуда знает он,
Что Бавыкин, второгодник,
В Ирку Гридину влюблён?

10 июня 2017
.
ДВОРЯНСКИЙ СЫН

Когда ты вырос наконец
И начал брить усы,
«Дворянский сын
Гуляньем сыт» –
Напутствовал отец.

Понять зачем и почему
Хватило юных сил.
В тридцатых эдак и ему
Его отец твердил.

И прадеда фотопортрет
Со стенки глянет зорко.
Именья нет. Запасов нет.
Осталась поговорка.

10 июня 2017
.
ЗАРЕЧЬЕ, БАТОВО, ВЫРА

Нет отклика в родимой стороне
Оставшимся и от родных отпавшим.
В Париже, впрочем, выпало и мне
Сойтись с соседом по былым именьям нашим.

Над русской картой русское бла-бла:
– Черновы жили выше, у истоков…
– Так ваша Оредежь оттуда к нам текла? –
Переспросил меня Сергей Набоков.

10 июня 2017

.
ЧУДО ВЕЛЕСОВА ПОЛЯ. 15 ИЮНЯ 1175
былина

Велик и высок княжий стол во Владимире-граде!
Меж двух иноходцев ирландских, зане занемог,
Михалку везли на носилках. Был Всеволод в арьергарде,
Ну а впереди шёл Владимир, безусый щенок.

Отцом, Святославом Черниговским, отряжён,
При малой дружине под охристым стягом сей отрок
В свой первый поход отпросился, по-де’вичьи кроток,
В Пребрану-Елену, Михалкову дочку, влюблён.

И звонко смеялась, уверенно правя конем,
Девица Елена, очей его юных услада:
От капища Ве’леса за Николовым монастырём
Уже оставалось вёрст пять до Владимира-града.

Вползали на взгорье, и тут птичий щебет умолк…
Ведь шли они, не помышляя о вражьей засаде,
Поскольку на пятки уже наступал Ярополк
И мог разметать их, удачно ударивши сзади.

Но брат Ярополка, Мстислав Ростиславич Смоленский,
На выдумки волховски’е искусный весьма,
Напрыгнул на Юрьевичей из-за гребня холма.
Удар лобовой был короткий, но лютый и дерзкий.

Внезапно из за’горья выкатился, сметя
Передних черниговцев огнегрохочущей лавой.
Так Велеса-змея Перун побивает со славой,
Когда тот на камне разнежится, как дитя.

Дружина смешалась, лишь отрок стоял, как стоял.
Своей неширокой спиной прикрывая подружку,
Не вынув меча, но прищурившись, как на гнилушку,
Смотрел он, как панцирь Мстислава на солнце сиял.

И в том старый волк волчьим нюхом учуял ловушку.

Смутился. Дал знак откатиться вверх по косогору.
Всё чисто. Но время ушло. Тут и Всеволод подоспел.
И лучники строй развернули, и тысяча стрел
Взметнулась над гребнем. Мстислав бросил стяг. И дал дёру.

Се чудом Святой Богородицы объявили.
Поскольку был праздник иконы ея. Тут и сказка к концу.
Владимиру-отроку руку княжны посулили.
Но в город войти триумфатором не допустили.

Обручием наградив, отослали к отцу.

Так что это было? Попробуем разобрать
Черниговской повести пергаменную страницу.
Мальчишка, впервые увидевший латную рать,
Немецкий доспех описал летописцу:

«В броню, аки в лёд, были всадники заключены.
И я подивился на это предивное диво…»
Поэт постоянно живёт осознаньем вины.
И всё ему мстится, что то, что не косо, то криво.

Пребрану и впрямь за него отдадут. А потом
Синклит вечевой Новеградский, дракон многорогий,
Одарит нас греческой фреской, на коей Георгий
Дракона сразит Божьим Промыслом, а не копьём.

Когда же сойдут с полдесятка горячих годков,
И в поле безводном рать Игоря сгинет бесславно,
На половцев сына пошлёт Святослав-Златослов,
И тот в осаждённом Путивле спасёт Ярославну.

И «Слово о рати» создаст (загляните на сайт!)
Смотрите, смотрите… Является вечности из
Владимир Черниговский, интеллигент, русский скальд
Ходына, в крещенье святом сын Михайлов Борис.

12–14 июня 2017
.
ЗЯБЛИК НАД ЛЮБШАНСКИМ ОМУТОМ

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Л. А. Губчевской

Птичья трель на обугленной пихте:
– Тере-ви’-тереви’-тере-ви’ть!.. –
Зазывает какого-то Витю
Гнёзда вить, малых деток родить.
Но поверх наших ахов и охов
(Даром, что не вверху, а внизу)
С волховско’й остранёностью Волхов
Не уронит над девой слезу.
Участь Ве’лесовой невесты
Тёмным жребием предрешена.
И стенания неуместны.
И ничья, так уж вышло, вина.
Так скажи, кума, кто’ мы такие,
Если Божью неся благодать,
Тот Георгий из Лаодикии
До Велеши не смог доскакать?

20 июня 2017
.
НАТАШЕ С ЛЮБШИ
.
Ливень брызнет молнии короче
И дымком окрестных деревень
В наущении июньской ночи
Загрохочет белая сирень.
И на твой вопрос «А где нам лучше?»,
Взвешивая жизнь не на авось,
Я отвечу: в Ладоге, на Любше,
Там, откуда всё и повелось.
.
20 июня 2017
.
БЕЛАЯ НОЧЬ

Бледно-лиловый, но переходящий в сиреневый,
Ломкий такой, как свинцовых оконниц слюда,
Свет этой ночи скукожится фиброй шагреневой.
К августу не останется и следа.

21 июня 2017

.

НА УХОД СВЕТЛАНЫ КАРМАЛИТЫ

Который раз опять в Конюшенной
Стою со свечкою потушенной.

Кто дед Пихто, кто Конь-в-Пальто,
Позднее разберут историки.

Играем в русское лото.
Светлане выпали «топорики».

7 июля 2017

.

ДВОРЫ МОЕГО ДЕТСТВА

. . . . . . . . Сиди, сиди, Яша, под ракитовым кустом…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . Фольклор, и при том древний

Бота’ны, самиздатовские книжники,
на пряталках, на «штандере», на «чижике»,
на «казаках-разбойниках» взрастали
да футболянку во дворах гоняли.

В любом дворе три корнера – и пе’наль.
За трусость – подзатыльник или пендаль
(сиречь поджопник) – Яша, извини,
но больше так, пожалуйста, ни-ни.

А те девчонки – те ещё приятели! –
им не в войну, им всё бы в «дочки-матери»,
в «колечко» да в «секретики» играть.
И мы пока не можем их понять.

Позаросло окраинной осокою
и низкое, и самое высокое.
Двор тот же. Но хозяева двора –
автомобили, а не детвора.

Когда автомобили понаехали,
ребята со двора понауехали –
тот – в Новый свет, та – в Старый, этот – в тот,
в котором куст ракитовый растёт.

10 – 20 июля 2017

.
СТЕРВОЗА

Когда в начале 1970-х надумали взымать выкуп за «отъезжантов»,
Мария Васильевна Розанова организовала сбор средств в пользу
искусствоведа Голомштока, друга уже сидящего Синявского.
Появившись с первыми деньгами, гордо объявила:
«Мне двести грамм голомшточьего мяса!»

Всё-то дело её карасса –
От серьёзного до курьезного:
Двести грамм голомшточьего мяса
Прикупает Мария Розанова.

В кураже своём раз за разом
Втихомолку лелея хулу,
Примечает бесстыжим глазом,
Как стукач побледнел в углу.

До её персональных окопов
Не добьют кремлёвские вести –
Засосёт валидол Андропов
Или примет на грудь эти двести.

И мужик-то её отмороженный,
Да за ней и ему не угнаться.
Потому и прозвали Стервозановой,
Что боится она бояться.

Нету сладу с этой заразой.
Не поставить стерву на место,
Ибо то, что венчается фразой,
На Руси начинается с жеста.

14 июля 2017

.
* * *

Вглядываясь в тёмные века,
Что ты рассмотрел наверняка?

Линию, которую вели
Праведники грешной сей земли,

Тот пунктир над полем битвы – трассами
Над правителями и над массами,

Тот пунктир, что жалил наповал,
Только никого не убивал.

Многоточие негромких слов,
Не потрясших коренных основ

Полуазиатского холопства
Да московских краснобаев скотства.

14 июля 2017

.
МАЙ В ПРИШКОЛЬНОМ САДУ

А из впечатлений самых важных –
Те девчонки в платьишках бумажных.
«Классики» мелком нарисовав,
Находили в классике опору,
Прыгали по веку-косогору,
Левую, свободную, поджав.
По весне, когда тот сад сажали,
Был прикопан людоед усатый –
И за десять вёсен доскакали
Все от первой клетки до десятой.
Выпорхнули птицею из клетки.
Угнездились на соседней ветке.
И сбылось по-русски – на авось
Даже то, чего и не сбылось.
Перевоплотились в новых детях
И прошли в рыданиях бесслёзных
Через строй пришкольных яблонь этих
В известковых гольфах варикозных.

22 июля – 8 октября 2017

.
САЛОЧКИ ФОРЭВЕ

Те же самые считалочки –
Отвалите, бога ради! –
Мы в Москве играли в салочки,
И в пятнашки – в Ленинграде.

Это разная поэтика,
Но одна литература
От петровского поребрика
До московского бордюра.

На брусчатке, на асфальте,
На торцовой мостовой,
На горе и под горой –
Как догоните – осальте!..

И не знали, что бывает
В той игре не только так:
Не догнав, – и запятнают,
И осалят только так.

22 июля 2017

.

* * *

Занимательней Жюль Верна
Занимается за краем
То, что знали лишь наверно,
Но на-вер-но-е узнаем.

Эдак исподволь, неброско,
Как погаснут фонари,
Тлеет рыжая полоска
Новоро’жденной зари.

6 августа 2017

.
АВТОРКА

За что убогую караешь дважды?
Каких она наделала грехов,
Дурнушка с полным ртом плохих стихов
И маскою неутолённой жажды?

Под небом, где рулит постмодернизм
Последним эшелоном авангарда,
Заначкою последней в руки барда
Не бросил ей ни хвостика харизм.

Явившаяся покорять Париж
С дипломом, выданным в Тмутаракани,
Ломается, как на немом экране,
Хоть этим-то Монмартр не удивишь.

И вслушиваясь в общие места,
Подумаешь: вот шутка не для смеху.
Нет отражения людскому эху
В сосуде, где мерцает пустота,

Но вдруг цитаты воспалённый след –
Воспоминаньем солонее соли…
«Пучков, прочтите новый триолет…»
О, Боже… Про кого?.. Не про неё ли?..

30–31 августа 2017

.

ЮНГА В ГАЛЕРНОЙ ГАВАНИ

Железный век – ярмом на вые,
Но наполняют паруса
Державинские раздвижные
Трёхпалубные небеса.

Душа, волною закипая,
Не хочет жребия иного,
И от Кронштадта до Китая
Ей ближе, чем до Бологого.

Не искушённая сомненьем,
Она во всю мальчишью прыть
Впадает в море льдом весенним.
…Что за вопрос – куда ж нам плыть?

19–21 сентября 2017

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Information

This entry was posted on 17.05.2017 by in Поэты.

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: