несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

Андрей ЧЕРНОВ. ЖЕНЬКИН БУКЕТ. Стихи 2017 года

.
ЛЮДИ СТРАСТНОЙ СУББОТЫ

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . О. Х.

Ангел облачком прикинется
Там, в краю покоя млечного.
Вечность – вроде как гостиница
В ожидании Предвечного.

В тесноте кастальской темени
На мгновение замри –
Привыкай к отмене времени
Хоть в Париже, хоть в Твери.

Здесь, как в детстве, встретят ласкою
И тебя, пришлец безбашенный.
Пахнет куличом и пасхою
Скорлупою пахнет крашеной.

А в лазури, или в сурике
(Не вверху и не внизу),
В том же самом детском «чурики –
Это ноги на весу».

Выше шпилей, круче башен
Всё, что ты увидишь тут.
И совсем не так уж страшен
Этот самый Страшный Суд.

15–17 апреля 2017

.

ДОЧКЕ КАТЕ В ДЕНЬ АИСТА

Дом 23 по улице Свободы
В зелёном нашем тушинском краю.
Палатка – то ли «Соки», то ли «Воды».
Я то ли соки, то ли воды пью.

И вышло так, что не сумел слукавить
(Мне было шесть. А, может, даже пять),
Когда спросили: – Ты умеешь плавать? –
– Нет, но когда-то я умел летать.

19 апреля 2017

.

РУССКИЙ ПУТЬ. 1930-е

Откуда эти рожи повылазили?
Повылупились из каких щелей?
Ни в чёрной Африке, ни в жёлтой Азии
Эксперимента не было смелей.

Жирует смерть. Возводится нелепица –
Всемирного глаголя пьедестал.
«Страна темна, а человек в ней светится», –
В блокнотике Платонов записал.

25 апреля 2017

.
МОСКОВСКАЯ МАЗУРКА. 1606

Кряхтят под спудом половицы –
Вот-вот провалятся – ей-ей! –
Танцует шляхта, веселится,
Встречает пшеканьем гостей.

Нитнюдь не половцы, не турки
(Зане не вытолкаешь взад!)
Неутомимые в мазурке
В Кремле мазурики кружат.

Дух помаранчевых подмышек
Ядрёней зелена вина.
Только намедни пани Мнишек
Царицей провозглашена.

Цветами майскими украшен
Столицы третьеримской прах.
Про заговор кремлевских башен.
Не знает гоношливый лях.

– Не оступитесь, пол-то скользкий… –
«Niech żyje!..» – ну, нехай живе…
Жеманно выкая по-польски,
Лжедмитрий правит на Москве.

26 апреля 2017

. . . . . . . . . . .
NB. Гоношливый – 1. хлопотливый; 2. беспокойный, суетливый (диалектное).
Niech żyje! (нех жы’е) – Да здравствует! (польск.)
Нехай живе… – Пускай живёт… (укр.)

.

* * *

. . . . . . . . . Не все блуждающие теряются
. . . . . . . . . . . . . . . . . . Джон Рональд Руэл Толкин

Кто рифмой глагольною расплатился,
Под старость восславит мальчишеский пыл:
Блуждал, заблуждался, но не заблудился.
И вышел к реке. И до моря доплыл.

И я напишу Тасбулатовой Диле
Когда-нибудь – в дальнем моём далеке:
Ох, мы наворочали… Ох, наблудили…
И всё-таки, всё-таки вышли к реке.

27 апреля 2017
.

ПОДЛИПКИ-ДАЧНЫЕ

. . . . . . . . . Нине Аршакуни

А летом, где-нибудь в Подлипках,
На зорьке высвистав соседа,
Вступаешь в треники на штрипках
Как в стремена велосипеда.

Земля заречная, чужая
Гремела камушком в сандале,
Порыв к свободе упреждая
Свободою крутить педали.

Пространств незнаемых соседство
Приоткрывал тебе на раз
Тот велик – он и цель, и средство,
И самый первый твой Пегас.

Мелькали ямы и пригорки.
Коленки битые саднили.
Колёс залатанных восьмерки
Долготерпенью научили.

И в пункте, скажем так, конечном
Припомни, начиналось как:
Хоть лето было бесконечным,
А пролетало – только так.

29 апреля 2017

.

В МАСТЕРСКОЙ НА ВАСИЛЬЕВСКОМ

. . . . . . . . . Крестнику Петру Завеновичу

Обыденно, обыкновенно,
Но сразу с четырёх сторон
Приходят в мае дни Завена,
Эпоха опушенья крон.

Мир был бесцветным, был безликим,
Но живопись своё возьмёт,
И станет малое великим,
И в раме ветка прорастёт.

Не зря же в полутьме на Ваське,
Природе возвращая цвет,
Всю зиму смешивает краски
Один чудак-анахорет.

Завен Петросыч Аршакуни,
Волшебник царственный Завен,
Он наколдует нам не втуне
Весну и ветер перемен.

И опрокинет рюмку с нами.
И в кухоньке заварит чай:
– А дальше сами… Дальше – сами.
Уже не маленькие, чай.

30 апреля 2017

.

ТРЕТЬЯ ВОЛНА

. . . . . . . . . Григорию Галичу

Значит, вот… Ещё одна проверка:
Атлантида при тебе потоплена.
Человек эпохи Гутенберга,
Где ты вынырнешь в эпоху Тоффлера?

…Отплевался. Пот холодный вытер.
Ноева потопа пострашней
Эти свитки электронных литер
В поплавках рыбачьих соцсетей.

Начиналось с пустяка, с компьютера…
Но уклад привычный ухнул в бездну.
В прошлый раз по мановенью Лютера
Было так. И тоже было муторно.

И что будет – было неизвестно.

30 апреля 2017

. . . . . . . . . . . . .

NB. Элвин Тоффлер – см. Википедию

.

В АЛЬБОМ БОРИСУ ВИШНЕВСКОМУ

Для московичей он просто «Питер».
А мы с ним не запанибрата.
Для нас не Питер, но Юпитер,
Каким тот в Риме был когда-то.

Как вечевой для новгородца
Звон колокола, как блокада
Для лениградца… Дно колодца
Видней со дна двора-колодца.
Амикошонствовать не надо.

Униженный, паранормальный,
Лишенный областной судьбы,
Ни разу не провинциальный,
Встаёт он с дыбы – на дыбы.

Кому-то пусть бока повытер.
Кому-то опостылел даже.
Тут, в Петербурге, слово «Питер» –
Что раскладушка в Эрмитаже,

Хоть в гранулах заморских литер,
Но не апостолу Петру –
Московскому царю Петру
Лефорт писал: «Мин Херц Хер Питер!..»

Но в Средиземье и на Вытегре
(Не важно – эльф ты, или хоббит)
Простой вопрос «Ну как там в Питере?»
Тебя ничуть не покоробит.

1–8 мая 2017

.
1960

. . . . . . Я маленький, горло в ангине…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . Самойлов

Рассвет был мучительно розов.
Шёл снег в заоконной Москве.
Как вышло, что столько вопросов
В моей завелось голове?

Должно быть, всё дело в ангине,
А, может, в варенье вишнёвом.
А, может быть, в пенициллине, –
Лекарстве целительном, новом.

Напрасно ко сну меня клонит, –
Ведь если засну – не узнают,
Как вышло, что рыбы не тонут,
Как вышло, что птицы летают.

В то утро всё утро я тщился
Приять в полноте бытия –
В чём дело, что я народился,
И я – это именно я?

В тот да’вний год, год високосный,
Зависший меж миром и градом,
Весь мир был, как за папиросной
Бумагою – за снегопадом.

2 мая 2017

.

14 (27) МАРТА 1920. ИСХОД

. . . . . . Я с кормы всё мимо, мимо
. . . . . . В своего стрелял коня.
. . . . . . . . . . . . Николай Туроверов

Смертным ужасом, стылой тоскою
Дышит с севера василиск.
Всевеликое Войско Донское
Покидает Новороссийск.

Кони брошены. Брошены люди.
Трехдюймовки брешут на гребнях.
В бухту кинутый, как на блюде,
Твой кораблик в числе последних.

Лаем -надцати-с-гаком дюймовок
Соблюдая союзный вид,
Отваливший британский дредноут,
Красных конников стервенит.

У тебя ж ни коня, ни поклажи.
Шашка. Сумка. Своя стезя.
Фёдор Дмитриевич, вы куда же?..
Вам в полон попадать нельзя!

Можно вплавь за последнею шлюпкой,
Или где-то пересидеть,
Не в родном седле, так охлюпкой
Лебединую песнь допеть.

Мы ж должны дожить до победы!
На шинели солдатской влеком,
Ты же сам из тифозного бреда
Лишь вчера вылезал ползком…

Не успеешь даже покаяться.
Северяк с перевала веет.
Скачут всадники Апокалипсиса.
Вон передний в намёте пластается.
Алый бант на груди кровенеет.

…Указал вестовому на сходни,
Где носилки кровавой горой,
И распорядился: – Сегодня
Ты вот лучше мальчонку пристрой!

2–7 мая 201

.
* * *

Под промытым этим пологом
У последнего предела
Ты не станешь энтомологом.
Даром бабочка влетела.

Уступи её Набокову,
О случившемся – молчок.
Сам гуляй вокруг да около,
Но зачем тебе сачок?

Ведь за пазухой, в тряпице
Не развернутой пока,
Сердце жжёт перо жар-птицы,
Дар Ивана-дурака.

3 мая 2017

.
* * *

Говорят: «Всего хорошего!»
Говорят: «Лови удачу!»
Говорят: «Не плачь по прошлому!»
Я ж по будущему плачу.

В электричестве статическом
До конца восьмидесятых
Оптимизмом историческим
Надышался на Арбатах.

Время – тонкая материя.
Длительность, но не объём.
Полудохлая империя
Настояла на своём.

Ну, о кей! Конец иллюзиям.
На своём, так на своём.
Фрикам исполать и лузерам.
Вместе мы её добьём.

3 мая 2017

.

МОСКОВСКИЕ ТВЕРДИЛКИ

. . . . . . . . . Михаилу Яснову

Азиатская тоска:
Не поймёшь, где зад, где перед –
Бьёт уверенно, с носка,
А потом слезам не верит.

Всей России под горой
Город новый, город древний,
В целом – тот ещё герой,
Первый парень на деревне.

Парвеню второго сорта.
Поговорка говорит,
Что привязчивее чёрта
И москаль, и московит.

Но друзей по жизни встретил
Ты под сенью этих кровель.
И, как Берестов заметил:
«Петербург москвич построил».

4–5 мая 2017

.
ПИСЬМО КУШНЕРУ

. . . . . В Петербурге оверкиль –
. . . . . Рифма к речке Оккервиль.
. . . . . . . . . . . . . Азбука СПб

Прощанье с апрелем. По старому чину прощанье.
Субботнее, церемонное обещанье
С балкона распахнутого на втором этаже.
До нового года. До встречи, дружок. Е. Б. Ж.

Прощаясь с нисаном по верхозаветному стилю,
В низовья на лодочке спустимся по Оккервилю.
Тут Малая Охта, а там и Большая Нева.
И дальше в муаре серебряном острова.

Покинувши время, в иные пространства впадая,
Помедлим напротив прибрежия Голодая.
«Руина, чти Бога!» – и ветер как будто бы стих.
Ну вот и закончен державинский акростих.

А дальше вслед за’ воскресеньем грядёт понедельник.
И в Царском Селе нас не Вяземский встретит, так Дельвиг.

5 мая 2017

.
КАНАЛАРМЕЕЦ ЛИХАЧЕВ

Когда увидел пачку «Беломора»,
Дивился долгожительству проекта.
Как именно работала контора,
Поведал нам в одно былое лето:

– Поскольку кривда превосходит скоростью,
А также общей строгостью режима,
Чем защитить свободу? Только совестью!
Ничем иным она незащитима.

6 мая 2017

.
14 АПРЕЛЯ 1912

Расплатись согласно чекам.
Извинись, когда не прав,
Изучи Морской Устав,
Чтоб остаться человеком,

За основу принимая
Звёзд ночной императив,
Так же просто, как в трамвае,
Место в шлюпке уступив.

7 мая 2017

.
НА ВЫРЕ
середина 1970-х,
рассказ крестьянина

Крестьянин, рассуждая здраво,
Сообразил сам по себе:
Второе Крепостное Право
Большевиков – ВКП(б)

И как-то перед Первомаем
В Кремле на пленуме ЦК
Вождь молвил: «Вывеску меняем!»
Мол, облапошим дурака.

Но Берия в большой был силе!
Совсем немного погодя
Прозвание и впрямь сменили.
А заодно с ним – и вождя.

7 мая 2017

.
ОПЫТ ИСТОРИКА
(со слов Натана Эйдельмана)

В том заведенье первая забота –
Колоть не каждого. Заведено,
Что сразу надо вычислить кого-то,
Кто из цепочки – слабое звено.

Примкнувший к юбке либерал сторонний,
Фразёр, дурак, самовлюбленный гений –
И каждый, кто’ чуть революционней
Своих недобровольных убеждений.

7 мая 2017
.
ЖЕНЬКИН БУКЕТ

Без черёмухи сошлись. Но вскорости
Это дело допекло и нас:
Через год в забытой богом волости
В староладожский явились ЗАГС.

Расписались без понтов, без патоки
(Без свидетелей. Зашёл – и точка).
Но забыли, что в октябрьской Ладоге,
Как при Гостомысле – ни цветочка.

Солнышко немаркое полощется
В тучах – непроглядных напросвет.
Женя – мы дружили с ней – ларёчница
Сочинила ладожский букет.

Весь букет – три веточки рябины,
Эти, что доныне достояли –
Женькины нетленные рубины
В тленном, точно жизнь, материале.

8 мая 2017

.
ЦВЕТНЫЕ ФАМИЛИИ
(из блокнота фронтового фотокорра)

. . . . . . . . . Памяти Николая Зеленова

Беловы, Серовы, Черновы, Красновы –
Всё Марьи кругом да Иваны.
Нарядны фамильных прозваний обновы,
Расшитые, как сарафаны.

И этим же самым Иваном да Марьей –
Цветком неубитой земли –
Желтов и Синёв, – не какие-то арии! –
На нашей земле процвели.

Коричневые на Руси не водились.
Херр Браун – не наш сукин сын.
Садись, лейтенант, на лендлизовский «Виллис».
Рули, Зеленов, – на Берлин.

9 мая 2017

.
ВАРШАВСКАЯ МЕЛОДИЯ
В ИНТЕРЬЕРНОМ ТЕАТРЕ

. . . . . . . . . Николаю Беляку

Ничего такого небывалого…
Только стёжка не была проторена.
Лёша Удальцов и Настя Салова
Вышли в сказке Леонида Зорина.
Чудодейство начиналось с малого –

С жеста, взгляда… – кто бы знал заранее
Цену этой предопределённости.
Ведь любовь, как дедово предание,
Начинается как сострадание.
В том её в отличье от влюблённости.

10 мая 2017

.

ЛИТЕРА «Ѵ»

. . . . . . . . . Эшелоны… эшелоны… эшелоны… эшелоны несчётно!
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Фёдор Крюков

Крепы сброшены, гайки сорваны.
Упования вышли вон.
В пролетарской слободке, в Сормове,
Век ХХ произведён.

Век лахудрою рыжей движется
В колее двойной колеи.
Паровозы системы «Ижица»
На себе его поволокли.

Ибо сила вполне серьёзная –
КПД в четыре процента,
Эта тяга четырёхосная,
Этих вен голубая лента.

Распоследняя буква ижица,
По гражданскому алфавиту
Упразднённая, будто пыжится
Отомстить за свою обиду.

Эта ижица, чёртова литера,
Исключенная из реестров,
От Коломны трубит до Питера
Громче всех духовых оркестров.

Паровозы литеры «Ижицы»
Образца девятьсот восьмого
Кипяточком пыхтящим брызжутся,
К водокачкам прильнув лилово,

И глядит Мария в бессилии,
Как к границам своим вновь и вновь
Взбаламученная Россия
Гонит серошинельную кровь.

17 мая 2017
.
30 АПРЕЛЯ 2015

Первозеленью прозрачных крон
Мамин день апрельский напоён.

Он ещё не раз тебе приснится –
Этот чёлн. А в том челне царица,
Заневестившись средь тихих вод,
К пристани незнаемой плывёт.

Кем слыла царица в жизни краткой?
Девочкой глазастой, ленинградкой,
Знающей, как сладок хлеб ржаной,
Акушеркой, мужнею женой.

Кем была в ночи позавчерашней?
Тихою хозяйкою домашней,
Матерью двух взрослых сыновей,
Ласковою мамою твоей.

Дочь крестьянки выплывет княгиней –
Из ворот земного бытия.
На Ваганькове, где купол синий,
Не узнают маму сыновья.

23 мая 2017

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Information

This entry was posted on 17.05.2017 by in Поэты.

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: