несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

Андрей Чернов. БУКВА ЯТЬ ПРОТИВ МИХАИЛА ШОЛОХОВА

Первый же абзац первой части «Тихого Дона» выдает имитаторов шолоховских «черновиков».

Всего одна буква в эпитете перечеркнула все усилия государственной машины, все потуги и претензии на титаническую кражу века. Одна буква – крохотная, но верная примета того, что написанный по дореволюционной орфографии оригинал перелицовывался на новый, советский лад.
Читаем по первоизданию (журнал «Октябрь», 1928, № 1. С. 78)

«Мелеховский двор — на самом краю хутора. Воротца с скотиньего база ведут на север к Дону. Крутой восьмисаженный спуск между замшелых в прозелени меловых глыб — и вот берег: перламутровая россыпь ракушек, серая изломистая кайма нацелованной волнами гальки…»

Отличия от издания 1956 года минимальны: непроизносимое «с скотиньего» вместо «со скотиньего», «между», а не «меж». Но подвох не в этих мелочах.

В «беловой» рукописи не «серая», а «сырая» галька. Поэтому исследователь Зеев Бар-Селла предположил, что в оргинале галька была именно «серая».

Похоже на правду. Но всё ровно наоборот.

Прогоняю через поисковик и на «сер», и на «сыр» весь текст романа. В первых двух книгах в десятках случаях речь и о сыром, и о сером, но ни одной параллели в первому абзацу первой части. Но в третьем томе, наконец, нахожу: «…на оголенной подошве яра свежо сияла влажная, пахнущая мелом и сыростью омытая галька» (ТД: 3, LX, 386).

«Сыростью»! Да еще и «свеже сияла»! То есть галька тут никак не может быть серой. А только сырой. И «сырая, нацелованная» – вовсе на тавтология, как решил израильский исследователь, а тактильная, зримо плотская метафора.

Это окатанная Доном крошка меловой горы. Той самой, что описана в первом же абзаце Первой части: «С юга — меловая хребтина горы». Ну а в третьей книге: «…на оголенной подошве яра свежо сияла влажная, пахнущая мелом и сыростью омытая галька». Если была бы серая, то не могла «свежо сиять». Серое не сияет. Это и доказывает, что и в первом случае галька в оригинале была не серая, а сырая. А если же признать серую гальку опечаткой наборщика, значит, Шолохов за полвека ни разу не удосужился перечитать начала «Тихого Дона».

Вот и в раннем рассказе Шолохова «Коловерть» (1925), скроенного, надо думать, из каких-то крюковских набросков, образ ровно такой, как в «беловике» романа: «сплюнул на сырую (!), волнами нацелованную гальку».

Как же получилось, что публикаторы спутали «ы» с «е»? Ведь эти буквы нисколько не похожи!

Механизм этого объяснен Зеевым-Барселлой.

Никакого «е» в слове «серый» до 1918 года не было. Был ять, на письме записывавшийся как «IЪ», то есть очень похоже на инверсировнную графику «Ы».

Добавлю от себя: по той же причине в «черновиках» Шолохова вместо «без некоторых» возникает написание «без нИкоторых». В беглом крюковском почерке ять зачастую неотличим от «и».

С ошибкой первого рода мы и сталкивается в первом абзаце «Тихого Дона».

Не исправленная поколениями редакторов (до сих пор!) эта ошибка свидетельствует о неумении публикаторов понять написанный по дореволюционной орфографии оригинал. Нет, читать-то «по старому» они умеют… (Да и Шолохов, всё образование которого состояло в трех классах гимназии в Богучарове, тоже учился писать с ятями!)

Вот только область метафор им недоступна.

Поищем подобные примеры:

«Неглубокий, чуть выше человеческого роста, ров был залит на полчетверти водой. Пахло илом, прелой хвоей и пресным бархатисто-мягким запахом дождя. Казаки, подобрав полы шинелей, сидели на корточках, курили, расплетали серую рвущуюся нить разговоров» (4, II, 32–33).

«Серая рвущуюся нить», на первый взгляд, звучит вполне складно. Какие у солдат в окопе разговоры? Ну, конечно, серые, как их шинели…

Но это взгляд барчука и дезертира, взгляд того, кто полагает, что серая окопная скотинка только и умеет, что мычать.
Вот и выше было совсем иное: «Отсыревшие голоса вяло потянули песню и замолкли» (2, XV, 137). А еще: «некованые копыта выбивали сырой гул» (6, III, 40).

Судя по этому, в первом примере читалось: «…расплетали сырую рвущуюся нить разговоров». Образ восходит не к фронтовому, а к рыбачьему быту: это определит и подтвердит каждый, кто хоть раз на рыбалке расплетал сырую «бороду» спутавшейся лесы.
Сумма неверных прочтений в «черновиках» и в первопечатном тексте романа (о ней пишет Бар-Селла, дополнительные примеры привожу и я) с головой обличает плагиатора. Так в шолоховском «черновике» появляются не описки, а ошибки непонимания того же ятя: «венеценосца» (вместо «вѣнценосца»), «мны» вместо «мнѣ», «белка» вместо «былка» и т. д.

Самой главной тайной «черновиков» Шолохова было то, что их никогда и никому нельзя было показывать. И Шолохов это понимал лучше, чем шолоховеды.

Видимо, потому, что ему это объяснили еще в 1929-м, когда после выхода в свет первых частей романа начался скандал и стала работать рапповская комиссия по плагиату Шолохова. Ему дали некоторое время и свои «черновики» и «беловики» он срочно изготавливал для этой комиссии.

То, с чего была в журнале напечана рукопись, как справедливо заметил тот же Бар-Селла, написано было другим почерком и для предъявления не годилось.

Потому-то осенью 1941-го он проигнорировал отчаянные призывы Василия Кудашева: «Вызови меня в Москву, я должен передать тебе рукописи “Тихого Дона”». И даже после обвинений в плагиате, выдвинутых Ириной Медведевой-Томашевской, он, прекрасно зная, где и у кого находятся его «рукописи», даже не посмотрел в сторону маленькой московской квартирки, в которой жила вдова бывшего его друга. («Что же мне с ними делать?» «А делай, что хочешь».)

Реклама

4 comments on “Андрей Чернов. БУКВА ЯТЬ ПРОТИВ МИХАИЛА ШОЛОХОВА

  1. Л.Ворокова
    18.12.2016

    Хочется, чтобы правда наконец восторжествовала и проект «Шолохов» был разоблачен, но этот пример вызывает сомнение.
    «Серая» — определение к слову «кайма», которое, по логике вещей, должно быть связано с цветом. Ведь здесь не галька сырая, а именно кайма. Это слово вызывает ассоциации с узорами. орнаментом — с художественным творчеством. Думается, здесь важен цвет.

  2. nestoriana
    21.02.2017

    Людмила, Вы не обратили внимания на главное доказательство, прямую параллель из третьей части: «…на оголенной подошве яра свежо сияла влажная, пахнущая мелом и сыростью омытая галька» (ТД: 3, LX, 386).

  3. Anina
    16.05.2017

    Хранятся ли опубликованные рукописи в архивах журнала, или возвращаются авторам? В каком виде они предоставлялись в 1920-1935 гг.- в рукописном или напечатанном?Как известно ошибки могут быть при наборе, редактуре и т.п…

  4. nestoriana
    16.05.2017

    Рукопись (машинопись), с которой в «Октябре» набирали роман, до нас не дошла.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Information

This entry was posted on 18.12.2016 by in Тихий Дон, Федор Крюков, Шолохов.

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: