несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

Андрей Чернов. ГОРОДОК ЧИГОНАКИ. «ТИХИЙ ДОН» УЛИЧАЕТ ШОЛОХОВА

Этот роман сам указывает на то, кто и откуда родом его автор.
И оказывается, что автор – вовсе не Шолохов.
.
Вот объяснение в тексте того, как родилась станица Вешенская:
.
«На пологом песчаном левобережье, над Доном, лежит станица Вёшенская, старейшая из верховых донских станиц, перенесенная с места разоренной при Петре I Чигонацкой станицы, переименованная в Вешенскую. Вехой была когда-то по большому водному пути Воронеж – Азов» («Тихий Дон»: 2, X, 165).
.
При этом, чтобы устранить противоречие, о Вешенской тут же растолковано: «Против станицы выгибается Дон кобаржиной татарского сагайдака, будто заворачивает вправо, и возле хутора Базки вновь величаво прямится, несет зеленоватые, просвечивающие голубизной воды мимо меловых отрогов правобережных гор, мимо сплошных с правой стороны хуторов, мимо редких с левой стороны станиц до моря, до синего Азовского. Против Усть-Хоперской роднится с Хопром, против Усть-Медведицкой – с Медведицей, а ниже стекает многоводный, в буйном цвету заселенных* хуторов и станиц» (ТД 2, I, 113–114).
.
——
* ПРИМЕЧАНИЕ: в оригинале было «засОленных», или, скорее, «заБеленных». Но про это в следующем посте.
….
.
А вот в четырнадцатом году житель Глазуновской станицы Федор Крюков описывает, как он по хуторам близ родной станицы собирает пожертвования.
.
«Шел я по хутору Чигонацкому в сопровождении хуторского атамана, вахмистра-гвардейца. Сбирали на семьи мобилизованных казаков и солдат. Впереди шли члены хуторского комитета и «заказывали». Не просили, а заказывали». Ф. Крюков. «В глубоком тылу». «Русские Ведомости», 1914, № 217, 21 сент., с. 3-4; № 247, 26 окт.; № 253, 2 нояб.
.
ЧИГОНАКИ – казачий городок времен Петра I; хутора (станицы) Чигонаки Глазуновские (близ Глазуновской станицы, родины Крюкова). Другие Чигонаки – Новоалександровские. От Новоалександровской до Глазуновской двадцать верст.
.
На топографической карте А. Ф. Маркса 1903 года «Чигонацкой» (южней Скуришенской и по ошибке не нанесенной на карту Глазуновской), позднее «Чиганаки». У Крюкова и в ТД «Чигонаки».
.
Еще у Крюкова: «– Я к родной сестре в Чигонаки поехал» («В сугробах». 1917).
.
Что же сказано о Чигонаках в «Тихом Доне»?
.
«…Казаки “воровского” городка Чигонаки, угнездившегося в верховьях Дона, неподалеку от устья Хопра» (ТД: 2 , I, 113).
.
Где Хопер, а где Вешенская?
.
И где тогда хутор Татарский?
.
Хутор Татарский находится хоть и на правом берегу, но где-то недалеко от Чигонакской станицы, смежной с Глазуновской, или Новоалександровской: «Лет десять спустя на том месте, где раньше дымились курени Чигонацкой станицы, поселились пришлые казаки и те, что уцелели от разгрома. Вновь выросла и опоясалась боевыми валами станица. С той-то поры и пришел в нее из Воронежского указа царев досмотрщик и глаз – мужик Мохов Никишка. Торговал он с рук разной, необходимой в казачьем обиходе рухлядью: черенками для ножей, табаком, кремнями; скупал и продавал краденое и два раза в год ездил в Воронеж, будто за товаром, а на самом деле доносил, что в станице пока-де спокойно и казаки нового злодейства не умышляют. От этого-то Мохова Никишки и повелся купеческий род Моховых» (ТД: 2 , I, 113–114).
.
От устья Хопра до озера Чигонаки каких-то два десятка верст.
Чиганаки-1 от Глазуновской в шести верстах.
.
Географический перенос хутора Татарского за пять десятков верст в Вешенский юрт, очевидно, продиктован попыткой автора угадать местоположение «русской Вандеи». См. книгу генерал-майора Александра Голубинцева «Русская Вандея. Очерки гражданской войны на Дону 1917–1920» (Мюнхен, 1959), где описано участие в боевых действиях Ф. Д. Крюкова и из которой можно понять, что в 1918 году Крюков вместе с Голубинцевым готовил Усть-Хоперское восстание.
.
При публикации романа многие противоречия не были замечены, и в главе LIX третьей книги Прохор Зыков едет из Татарского в Вешенскую через хутор Рубежин (что абсурдно, если Татарский в Вешенском юрте, но не вызывает вопросов, если хутор Мелеховых и впрямь недалеко от устья Хопра и Глазуновской станицы).
.
Это означает, что в начальной редакции действие происходило близ Глазуновской станицы, родной станицы Крюкова. Как говорит старый казак в одном его очерке: «Мила та сторона, иде пупок резан…»
.
Ну, и при чем тут Шолохов, родившийся на хуторе Кружилин, который относится к Вешенскому юрту, но много южнее Вешек?
.
В первой редакции романа Крюков описывал Усть-Хоперское восстание, которое поднял Голубинцев (а Крюков деятельно ему помогал). Это 1918 год. А во второй перенес хутор в Вешенский юрт. Потому что началось Вешенское восстание. Это 1919 год. Это уже после самого Шолохова поселили в Вешках. Для правдоподобия. Ну и текст отредактировали. Но не заметили швов.
.
Продолжение темы в заметке Георгия Малахова:
http://wp.me/p2IpKD-2if

Другие материалы о «Тихом Доне» на «НЕСТОРИАНЕ»

Реклама

13 comments on “Андрей Чернов. ГОРОДОК ЧИГОНАКИ. «ТИХИЙ ДОН» УЛИЧАЕТ ШОЛОХОВА

  1. С. Рожков
    22.12.2016

    На самом деле Чигонаков на Дону намного больше. Есть хутор Чиганацкий в 15 км выше Вешенской (в устье р. Решетовки) – о чем известно каждому шолоховеду. И даже Ф. Кузнецов пишет об этом в своей книге. Затем есть х. Чиганацкий напротив Мигулинской станицы – на месте старого городка. (О чем пишет А. Венков). Ещё есть х. Чигонацкий (он же Безбородов) на запад от Букановской станицы. И там же рядом — урочище Чигонацкое. Возле Усть-Хоперской есть курганы Чиганацкие. То есть топоним распространен на верхнем Дону широко и практически повсеместно. А станицы Чигонацкой – наоборот – нет и никогда не было. Об этом пишет и донской историк В. Королев, и А. Венков. Это название не встречается ни в одном документе, ни в одной росписи городков, ни в сказке донских атаманов. При том, что в сказках перечисляются все городки, лежащие по Дону, а Чигонацкая станица как раз на берегу Дона и стоит.
    Это выдуманная станица — как и хутор Татарский. Выбор её имени, скорее всего, связан именно с широкой распространенностью этого топонима. То есть, это — станица, которая может находится где угодно на верхнем Дону.
    И пытаться привязать к ней х. Татарский бесполезно. Потому что это одно и тоже. Чигонацкая станица это название хутора Татарского в первой редакции 1-й части. Во 2-й и последующих частях автор переименовал её, превратив в хутор Вешенской станицы, а в первой не успел. А Шолохов (или ещё кто-то, кто работал с текстом до него) этого не понял. Он отождествил Чигонацкую станицу с другой станицей – Вешенской. И предысторию хутора Татарского подарил Вешенской станице, породив тем самым фантом, который никогда в реальности не существовал.

  2. nestoriana
    22.12.2016

    Это всё-таки называется не фантом, а литература. И тут свои, совершенно определенные законы и мотивировки. С. Рожков прав в том, что речь идет о первой редакции ТД. И не прав, когда пишет, что Чигонаки могли находиться на Дону в любом месте. Нет, только в строго определенном. Кто определил? А сам автор: ««…Казаки “воровского” городка Чигонаки, угнездившегося в верховьях Дона, неподалеку от устья Хопра» (ТД: 2 , I, 113).
    Не мною замечено, что:
    1. Прохор Зыков (часть 6, гл. LIV) едет из Татарского по Дону на запад (вверх по течению) и проезжает хутор Рубежин, который относится не к Вёшенской, а к Еланской станице, Вёшенский юрт начинается ещё выше (западней). Соответственно, Татарский находится ещё восточней Рубежина и тем более относится не к Вёшенской, а к Еланской или даже ещё более нижней — Усть-Хопёрской станице.
    2. Во второй части главы I земляк главных героев купец Мохов проживает в станице, находящейся «неподалёку от устья Хопра», таковой является станица Усть-Хопёрская. То есть подлинный автор не из Вёшенской.

    Мы не знаем, написаны эти строки Крюковым после начала Усть-Хоперского восстания (весна 1918), или уже после. Но важно, что для него Чигонаки находятся в пределах малой его родины:
    .
    «Бегут кони, тарахтят телеги. Трясемся мы в них тесной, жаркой грудой. А все еще не видать Медведицы, нашей речки милой, тихой и песчаной. Все еще сбоку, под горой, тянется-бежит рядом с нами хутор Чигонацкий, его белые домики, его вербовые левады, гумна, ветряки.
    – Ну и хутор у вас! – говорит Чекушев, помотав головой.
    Устин вопросительно оглядывается; в чем дело? плох или хорош? Кондрат сам живет не в хуторе, а в станице. Притом, как человек городской по предшествующей деятельности, – он был сколько-то лет надзирателем в остроге, а после служил в стражниках, – человек, видавший виды, склонен к высокомерной критике.
    – А что? – спрашивает Устин, – какое замечание имеешь?
    Качает Чекушев головой, насмешливо и укоризненно:
    – Никакого планту!..
    – Сидит раскидисто, это верно, – немножко виноватым голосом говорит Устин.
    – Про наш хутор говорят, – прокричал весело Ванятка, – бирюк бежал да на обе стороны клал, – вот и вышел хутор Чигонацкий…
    Смеемся: не мимо сказано.»
    («На речке Лазоревой»)

  3. nestoriana
    22.12.2016

    И тут же, несколько ниже:
    .
    «Я встал и отошел на косу, – песня всегда красивее и мягче на расстоянии, чем вблизи. Матовым, изогнутым зеркалом лежала река, зелено-синяя, у берегов темная, закутанная тенями. Должно быть, там, за холмами, за хутором Чигонацким, садилось солнце, – не видать его было, но горело розовым золотом белое облако на востоке. Раза два вздрогнул ветерок, мелкая зыбь посеребрила реку и улеглась. Еще душновато было и тихо. Когда обрывалась песня, слышно было, как в подмытом, свалившемся в воду дубовом кусту тихо покряхтывала лягушка, стонала страстным звуком. Маленькие, резвые кулички, уже невидные в вечерних тенях, обнявших реку, бежали по косе, на другой стороне, бойко свистали, кричали, перекрикивали друг друга. Где-то дальше, на самом горизонте, за песками и лесом, протяжно и грустно пожаловался краптыль, – крупный серый кулик, – и тотчас же из сумеречного полога, с нашего берега, отозвался ему такой же горький, жалующийся голос. Точно шумные человеческие голоса, переплетающиеся в своей бестолковой толчее, сливающиеся в долгой песне, внесли в их тихие владения с серебристыми песками и зеркальными водами непоправимый разгром, беспорядок и горе…»

  4. С. Рожков
    22.12.2016

    Он потому фантом, что из литературы перебрался в историческую науку. Местные историки и краеведы, поверив Шолохову, искали эту старинную Чигонацкую станицу как вполне реальный населенный пункт — так же как другие искали град Китеж или Атлантиду. И не нашли, конечно. Но эта ошибка так прижилась, что теперь уже антишолоховеды пытаются отождествить её с каким-нибудь нас. пунктом, но только в другом месте — поближе к родине Крюкова. И так же смешивают реальную историю с литературой.

    А. Неклюдов (это была его идея) отождествил её с Усть-Хоперской. А. Чернов притягивает её к Глазуновским Чигонакам. Но всё это неверно. Потому что, во 1-х, Мохов живет не в Усть-Хоперской, а в Чигонацкой станице, которая, согласно тексту 1 гл. 2 ч., через 10 лет после разгрома возродилась на прежнем месте и дожила до нач. 20 века, но которой при этом нет ни на какой карте. А найти её точное местоположение будет так же трудно, как и место хутора Татарского, который в соответствии с описанием пути Пантелея Прокофьевича в 14 гл. 5 ч. находится где-то между Малым Громковским и Семеновским хуторами Вешенской станицы, где совершенно нет места для ещё одного хутора. Из этой-то главы наиболее наглядно видно, что Татарский это — хутор-призрак.

    2. Формулировка же «в верховьях Дона неподалеку от [впадения] устья Хопра» настолько неопределенна и растяжима, что может относиться к самой обширной местности помимо У.-Х. станицы. Например, Букановские Чигонаки и У-Х ст. находятся от устья Хопра примерно на одном расстоянии (8 км). И уж конечно они к нему ближе, чем Чигонаки Глазуновские (30 км). Поэтому данный аргумент скорее будет свидетельствовать в пользу Шолохова, чем Крюкова. И хутор Семеновский, кстати, тоже лежит от устья Хопра в 30 км. С другой стороны — если Усть-Хоперская станица, где Крюков никогда не жил, находится в пределах его малой родины, то почему не могут находится в них Еланская и Вешенская?

  5. nestoriana
    25.12.2016

    Пределы «малой родины» очерчены самим Крюковым. Вам всё равно, от чего замерять, а он отсчитывает от себя. Вот его взгляд с Медведицы: «Должно быть, там, за холмами, за хутором Чигонацким, садилось солнце…» («На речке Лазоревой»). Действительно, если смотреть с Медведицы, с «речки лазоревой», то Чигонаки на запад в восьми или десяти верстах.

  6. С. Рожков
    27.12.2016

    Тогда и Усть-Хоперская оказывается за пределами его малой родины.

    • nestoriana
      27.12.2016

      Вы ошибаетесь. Вот мнение самого Крюкова:
      «Совершенно случайно пришлось встретиться с подхорунжим Зеленковым, Борисом Андреевичем. Встречались мы не раз, конечно, и раньше, в первый период восстания в нашем округе, Усть-Медведицком, – я помню среди усть-хоперцев это худощавое, умное лицо с белокурыми усами и смышленым взглядом мягких серых глаз». Ф.Крюков. В гостях у товарища Миронова.

  7. С. Рожков
    28.12.2016

    И что отсюда следует? Что Крюков в начале восстания жил в Усть-Хоперской? Совсем не обязательно. Встречаться с усть-хоперским отрядом он мог и в другом месте — в той же Усть-Медведице, например.

    • nestoriana
      28.12.2016

      Еще раз перечитайте, плиз: «…Встречались мы не раз, конечно, и раньше, в первый период восстания в нашем округе, Усть-Медведицком, – я помню среди усть-хоперцев…» Тут очерчены границы округа: усть-хотерские входят в «наш округ» (Усть-Медведицкий»). С Хопра и начинается восстание 18 года, которое готовили Голубинцев в Усть-Хоперской и Крюков в Глазуновской. В 1918 году из частей Усть-Медведицкого, Донецкого и Хопёрского округов был образован Верхне-Донской. Но Усть-Медведицкий юрт (станица Усть-Медведицкая) и Усть-Хопёрский юрт (станица Усть-Хопёрская) входили в Усть-Медведицкий округ. Это и есть крюковская «малая родина». Потому именно здесь, близ устья Хопра, и находится его «воровской городок» Чигонаки.

      • С. Рожков
        28.12.2016

        Значит, Вы считаете, для Крюкова границы «малой родины» совпадают с административными границами Усть-Медведицкого округа? Тогда к ней относятся все станицы, лежащие на севере округа — Раздорская, Березовская, Островская (последняя в 130 верстах от Глазуновской) и др., и все те, что ниже по Дону — Клетская, Перекопская, Кременская (в 70 верстах). А соседняя Кумылженская, что в 20 верстах на запад, многократно Крюковым упоминаемая, но относящаяся к Хоперскому округу, в эти границы не входит.

  8. nestoriana
    28.12.2016

    Савелий, зачем доводить до абсурда? (Вы же исследователь художественного текста, а не чиновник по землеустройству.) Область памяти сердца подвижна, а границы ее условны: то, что болит, что родное, то в них и вмещается. У Крюкова в родные окрестности вписаны Глазуновка, Чигонаки и Усть-Хоперская. И хутор Хованский, чья микропография совпадает с микротопографией Татарского.

  9. Георгий
    06.02.2017

    Коллеги, с Вашего позволения внесу пару своих комментариев и вопрос.
    1) на карте от 1735 года станица Вешки (Вешенская) — обозначена ка ВЕКШИ (карта доступна на сайте http://www. etomesto.ru/map-saratov_1745/?x=41.371521&y=50.484529)
    2) на этой же карте ст.Кумылженская расположена на правом берегу Хопра (в наше время в неудобном месте в песках на левом берегу хопра).
    Далее цитата из Булавинского бунта Крюкова (царский указ»: «Понеже сии воры все на лошадях и зело легкая конница, того для невозможно будет тех с регулярною конницею и пехотою достичь; и для того только за ними таких же посылать по разумению, самому же ходить по казацким городкам и деревням, (из которых главный пристанный городок на Хопре), которые пристают по воровскому, и оные жечь без остатку, а людей рубить, а заводчиков на колеса и колья, дабы тем удобнее оторвать охоту к приставанью (с тем вели выписать из книг князь Юрья Алексеевича) к воровству людей; ибо сия сарынь, кроме жесточи, не может унята быть. Прочее возлагается на рассуждение г[осподина] Майора».
    О каком городке идет речь «Главный пристанны» на Хопре»? Не о Кумылженской ли?
    Про Чиганаки в Булавинском бунте нет ни слова…
    Опять же из сказаний сохранившихся в народе именно про Кумылженскую говорят, что казаки станицы Кумылженской часто «потрошили» царские грузы, сплавляемые по Хопру, за что и попали в немилость. Царский воевода, наделённый безграничной властью, приказал городок уничтожить и добавил; «На земле этой станице места нет. Переселить её на болота».

    Из вышесказанного можно ли сделать предполажение, что в первоначальном Крюковском варианте автор писал о своей родной Глазуновской станице, а станица в которой жил Мохов — Кумылженская?

  10. nestoriana
    22.05.2017

    «Булавинский бунт» написан в 1909-м. И это не роман, а исследование. Разумеется, автор творит некую свою, романную историю Дона. И название соседнего с Глазуновской станицей хутора становится названием мятежной станицы, вырезанной царем Петром. Но помещает ее автор близ Усть-Хопра, чтобы показать преемственность Хоперского восстания против большевиков

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Information

This entry was posted on 06.12.2016 by in Тихий Дон, Федор Крюков, Шолохов.

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: