несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

ОБ ОДНОЙ НЕУЛИЧЕННОЙ МИСТИФИКАЦИИ

О хорошем отношении к лошадям. И людям. Рисунок Пушкина ПД 841. Л.109

О хорошем отношении к лошадям. И людям. Рисунок Пушкина ПД 841. Л.109

Владимир Гандельсман. Ода одуванчику / Академический проект «Русского Гулливера».— М. : Русский Гулливер/Центр современной литературы. 2010.
http://russgulliver.narod.ru/Gandelsman15.pdf

На с. 182–188 помещено «Неизвестное письмо В. Набокова».
До этого оно опубликовано в журнале «Октябрь» (2004, № 4).

Сразу бросилось в глаза:
«Лет через тридцать Вы раскроете зелененький с золотой каемочкой томик моих стихов в заветной серии “Библиотека поэта”».

Заметили?
«…зелененький с золотой каемочкой».
Это в 72-м, когда серия была темно-синяя (буквы на обложке и конешке золотые, но никакой «золотой каемочки»). И тогдашние московские поэты говорили о стихах, которые нельзя было напечатать: «В синем томе, в синем гробе».
Зеленая серия (третья) начала выходить в 85-м. Первой книгой было «Слово о полку Игореве».

…Через тридцать лет в «Библиотеке поэта»?
Еще одно удивительное пророчество, поскольку
«Владимир Набоков. Стихотворения. Новая библиотека поэта. СПб. Академический прект. 2002».

Из предлагаемого нам письма Набокова:
«Советская власть – это царство множества природных невзрачных людей”, – слова не мои – Платонова, но, поверьте, я догадался об этом много раньше».
Теперь процитируем по платоновскому тексту (1928): «Копенкин уже полюбил рябого Федора за его хозяйственное желание власти: тем более и Дванов говорил, что Советская власть ― это царство множества природных невзрачных людей».
Все слово в слово.

Открываем статью «Чевенгур» в «Википедии»:
В 1972 году в Париже был опубликован французский перевод романа (под названием «Сорные травы Чевенгура» (фр. Les herbes folles de Tchevengour) и с предисловием Михаила Геллера); в нём, однако, отсутствовал текст «Происхождения мастера». Итальянский перевод, опубликованный в том же году под названием «Деревня новой жизни» (итал. Villaggio della nuova vita), удостоился высокой оценки со стороны Пьера Паоло Пазолини. Первой полной публикацией романа на Западе стала лондонская (1978). В СССР издание романа стало возможным лишь в годы перестройки.
Конец цитаты.

То есть мы должны поверить, что Набоков перевел фразу «Советская власть – это царство множества природных невзрачных людей” с французского или итальянского, и она точно совпала с оригиналом?

И еще надо поверить, что Набоков будет в письме человеку, прочитавшему его стихи в книжке, цитировать свои стихи страницами))

И никто не спросил, а подлинник потерян или украден?

Текст жидковат. Потому как целиком предсказуем. Ни одного нового набоковского мо. Вторичный текст.

Уровень версификации (тут еще есть и якобы набоковское, неизвестное стихотворение о шахматах!) хороший, но вполне школярский. Именно такой, какой и ждет от гениального стилиста судящий по себе продвинутый массовый читатель.

И невозможно представить, чтобы ВВ, всегда старательно прячущий от чужих глаз все личное и сокровенное, пустился выворачивать душу, прочитав переданное ему (через советского дипломата!) письмо из Советской России. (Сергей Сергеевич Набоков, племянник писателя, в 91-м рассказал мне, как однажды гостил у дяди, и тот на завтрак явился с мылом на недобритой щеке. Дело было утром перед отъездом племянника. Вера Евсеевна несколько раз указала супругу на оплошность, а тот соглашался: «Да-да, я знаю». И продолжал завтракать. И только потом племянник понял, что таким макаром дядя избавил себя от прощальных лобызаний.)

Но не в том дело, что душу выворачивает наизнанку, да еще перед неизвестным ему корреспондентом, а в том, что изнанка оказывается серой, плоской, скучной.

…Вообще-то это беда. Показатель распада филологического сообщества, за двенадцать лет не усомнившегося в подлинности «неизвестного письма Набокова». И тотальная утрата читательского иммунитета на дешевку, на откровенный псевдёж.

Грамотно. Чистенько.
И решительно неблагородно.
Хотя намерения, видимо, были самыми благими.

Задуманный, по всей вероятности, как фельетон (рецензия на зеленый том в «Библиотеке поэта», где в аннотации Набоков назван «второстепенным поэтом»), текст Гандельсмана обернулся мистификацией. И двенадцать лет таковой остается.

…Маленькая девочка, вырядившаяся в мамино бальное платье и важно вышагивающая по дому в туфлях не по размеру, как правило, вызывает умильные улыбки взрослых.
…Чего же мне не смешно?

PS от 11 мая 2017.

ПИШЕТ Александр Долинин: Вы слишком низкого мнения о филологическом сообществе. Откройте книгу «Империя N: Набоков и наследники» (2006) на с.258 и прочитайте в статье Левинга (Yuri Leving): «Что дал отечественному писателю Набоков по своем возвращении—легитимацию пастиша, искусный пример элегантных мистификаций (вроде сфабрикованных письма и стихов Набокова, якобы адресованных им поэту В.Гандельсману…[следует отсылка к публикации в «Октябре]). Во всяком случае в сообществе филологов, серьезно занимающихся Набоковым, мистификация Гандельсмана давно и хорошо известна.

ОТВЕЧАЮ Александру Долинину: «Что дал отечественному писателю Набоков по своем возвращении — легитимацию пастиша, искусный пример элегантных мистификаций (вроде сфабрикованных письма и стихов Набокова, якобы адресованных им поэту В. Гандельсману в 1972 году),»
http://www.fedy-diary.ru/?page_id=6628
Вы полагаете, что этого абзаца достаточно? И анализ подделки, после того, как она названа «элегантной мистификацией» уже не обязателен? Так какого мнения должен быть читатель о «филологическом сообществе», если ученическое подражание признается шедевром?

Александр ДолининЯ не говорю, что анализ подделки не нужен. Не нужно утверждать, что мистификация осталась неуличенной и что только Вам удалось ее распознать. Если б это было так, то на «письмо Набокова» стали бы ссылаться, как долгое время ссылались на поддельное письмо Моцарта или на стихи Батенькова. Мистификация Гандельсмана шуточная, она не только позволяет, но и требует себя разоблачить, что Вы (а до Вас Юрий Левинг, рецензент Нового мира и еще десятки читателей) без труда сделали. Вы просто показали, какие именно анахронизмы автор ввел, чтобы нас позабавить: честь Вам и хвала. Но элементарный поиск позволил бы Вам повесить на гвоздь лавры первооткрывателя.
Андрей Чернов: Александр, ну какие лавры?.. Я исходил из того, что публикация в толстом московском журнале была, опровержения не было. Обозвать школярскую подделку (Вас не тошнит от такого «Набокова»?) изящной мистификацией — не опровергнуть. Вы говорите, что филологическое сообщество и набоковеды правду знают. Но я не для нашего междусобойчика копался в этой, к тому времени уже окаменевшей и принятой на веру читателем субстанции.
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: