несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

ПИСЬМО О НАТАЛЬЕ КРАНДИЕВСКОЙ

image003
Ну что я могу Вам сказать?…В сущности, очень немногое… Мама познакомилась с Натальей Васильевной, как я уже писала, летом 1947 года. В это время мой отец и Митя Толстой (ему было года 23-24) лежали вместе в двухместной палате Нейрохирургического института им. Поленова. Папа после сложнейшей хирургической операции был в коме три недели; мама сидела у его постели, а Наталья Васильевна – у постели сына, который получил черепно-мозговую травму (какой-то пьяница к нему пристал на улице и ударил в белую ленинградскую ночь – подробностей не знаю, помню со слов мамы…)

Мама и Наталья Васильевна подружились, много разговаривали – общее горе их сблизило… Мама тогда была в положении (я должна была родиться), а папа балансировал между жизнью и смертью… семья жила очень бедно, мама – единственная кормилица, а тут еще ребенок (поздний, надо сказать, маме было около сорока) на подходе… Наталья Васильевна утешала: «Ничего, родится ребенок, и всё у вас будет, всё образуется!» Мама мне потом рассказывала, что Наталья Васильевна, в её уже далеко не юном возрасте, была удивительно красива, умна, благородна… Митя просил: «Мама, расскажи о папе!» — и она часами рассказывала (мама была невольным слушателем) – и ни одного худого слова о человеке, который, в общем-то, её предал… Рассказывала с улыбкой, что сама привела Людмилу Ильиничну к себе в дом: взяла помощницу, потому что уже не справлялась с многочисленными обязанностями матери, хозяйки дома, секретарши…

Вот, собственно, и все воспоминания. В дальнейшем пути их разошлись – Наталья Васильевна, правда, приглашала маму к себе, но ей, как она мне позже признавалась, «не хотелось чувствовать себя бедной родственницей», там всё-таки был совершенно другой круг благополучных, успешных людей… Это, конечно, ложная гордость, но что было – то было… J Тётка моя, правда, не такая щепетильная, бывала в их доме… Но рассказов её не помню.

Еще раз спасибо за сайт! В свое время читала стихи Натальи Васильевны, с удовольствием буду перечитывать.

Всего доброго!

PS

Жаль, что так мало сохранилось в памяти… Вот еще вспомнилось…

Н. В. говорила маме, что та похожа на венецианку — каштановые волосы, серые глаза… Для мамы это показалось удивительным — совершенно другое у нее было представление о внешности итальянок.
Вот, высылаю две маминых фотографии – одна начала тридцатых, другая перед самой войной.

25 years old

Первая фотография (где ей 25 лет) сделана сразу после выхода из Крестов, где мама провела месяц: забрали всю семью — дедушку, бабушку, маму. Это еще было до «больших репрессий», в 33-м году, кажется. У дедушки искали валюту (до революции был лесопромышленником, управляющим английской фирмой). Потом стал советским служащим. Естественно, никакой валюты))) От мамы требовали, чтобы отказалась от родителей. Мучили, грозили расстрелом и даже инсценировали расстрел. Но она не сдалась. Ох, много чего можно рассказывать о наших родителях — сколько всего им пришлось пережить: и Гражданская война, и репрессии, и блокада…

Ваш «фейсбучный френд»
Елена Михайловна Лобковская

ОТ ПУБЛИКАТОРА
Мой сайт Натальи Васильевны Крандиевской

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Information

This entry was posted on 09.04.2016 by in Поэты.

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: