несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

ПОБЕГ КНЯЗЯ ИГОРЯ. ПРОБЛЕМА ОДНОЙ ЧАСТИЦЫ

Лингвист Сергей Николаев (мы который год работаем над техническим переводом «Слова о полку Игореве»), обратил внимание на одну странность древнерусского текста: во фразе «Вежи ся половецкии подвизаша ся» (кибитки половецкие отпрянули) появляется «лишняя» возвратная частица «ся».

Николаев пишет:

«Академик Зализняк доказывает, что двойное СЯ в XII веке вряд ли было возможным. После «вежи» СЯ метрически нельзя убрать, да и архаичность текста не позволяет думать, что оно там случайно вставлено, тем более что писцу XV в. вставить СЯ после вежи не пришло бы и в голову. Поэтому херить приходится СЯ после «подвизаша». Проблема именно в «двойном ся», которое в живом языке, наверное, вообще не существовало, а было «графическим» приемом копиистов начиная с XV в. века. В фразах типа этой (с «усложненным» началом – «вежи половецкие») отделяемое СЯ уже не употреблялось. Из старых текстов обычно переписывалось «старое» СЯ и очень часто дополнялось «новым» – после глагола, как в современном языке, т.к. начальное (отделенное) СЯ писцам XV–XVI вв. казалось неграмотным. И потому относительно «двойного ся» можно выдвинуть следующее предположение. Согласно А.А. Зализняку, первое «ся» стоит здесь в точном соответствии с законом Вакернагеля, причем оно вклинено в группу «существительное + согласованное с ним прилагательное». И именно таким должен был быть порядок слов в первоначальном состоянии славянской фразы. Однако во фразах с начальной группой такой структуры эта древнейшая синтаксическая модель очень рано начинает вытесняться другими конструкциями. В древнерусских памятниках, даже XI–XII веков, она сохраняется лишь в чрезвычайно редких случаях». Вероятно, что постановка ся после глагола в данных конструкциях ‒ живая норам языка автора «Слова», а после вежи он мог поставить ся в духе общей архаизации эпического текста. В новгородских берестяных грамотах «двойное ся» фиксируется не раньше 2-й половины XIV в.».

То есть на полтора-два века текст предвосхитил будущую норму.

Вот это место в нашем прозаическом переводе:

«Овлур свиснул коня, [который был] за рекой, велит Игорю смекать ‒ его тихонько окликнул. Тут застучала земля, зашумела трава, половецкие кибитки отдалились. А Игорь горностаем помчался к тростнику, белым гоголем кинулся в воду, вскочил на резвого коня, соскочил с него серым волком. И побежал в пойму Донца, а когда летел соколом под облаками, то бил гусей и лебедей к завтраку, обеду и ужину. Когда Игорь соколом полетел, тогда Овлур волком побежал, отрясая холодную росу, потому что загнали они своих резвых коней».

http://wp.me/p2IpKD-1rJ

Отвечаю: у стихов свои законы.
В данном случае грамматически избыточное «ся» оправдано фонетической закольцованностью строки (эффект эха; действие возникает из имени объекта) и поддержано созвучием: ВЕЖИ СЯ… подВИзаШАСЯ.
Мы отчетливо слышим в этих «ся» свист ветра.
И эта музыкально-фонетическая тема развита несколькими стихами ниже: «…трУСя СОбойУ Студеную рОСУ преторгОСта бО Своя борЗая комоня», где тяжелая от студеной росы высокая трава свистит, как под косой.
Эту же звуковую игру находим и в русской поговорке: «кОСи кОСа, пока рОСа…»

Реклама

One comment on “ПОБЕГ КНЯЗЯ ИГОРЯ. ПРОБЛЕМА ОДНОЙ ЧАСТИЦЫ

  1. Людмила Кожурина
    30.12.2015

    я профан, но если про СЯ, то я бы про эффект безличности стала думать… а там как раз магия пошла.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Information

This entry was posted on 30.12.2015 by in Слово о полку Игореве.

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: