несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

Андрей Чернов. ДВЕ ДЮЖИНЫ ТАЙН ПУСТОГО КОНВЕРТА

Неизвестный стих Пушкина на листе с портретами декабристов

001

«Эскизы разных лиц, замечательных по 14 декабря 1825 года». ПД 798. Л. 1. Вторая половина июля – август 1826. Тригорское.

——-
«…Мы уславливаемся, каким именем нам аукаться, как нам перекликаться в надвигающемся мраке» – так, подхватив слова Блока о «веселом имени Пушкина», в феврале 1921 года сформулировал Ходасевич.

Владислав Ходасевич хотел написать биографию Пушкина.

Не смог. Не посмел.

Два века Россия мучительно ищет «свой путь». И никак его не найдет. Это означает, что для глобальных обобщений в области пушкинистики время пока не наступило.

Научная биография Пушкина не написана. Вместо нее в распоряжении неленивых и любопытных читателей только пятитомная «Летопись жизни и творчества…». Первый том составлен более полувека назад М. А. Цявловским, прочие – нашей современницей Н. А. Тарховой.

Казалось бы, Пушкин изучен вдоль и поперек. В XX веке вышло семнадцатитомное академическое Полное собрание сочинений. Сегодня Пушкинский Дом (Институт русской литературы РАН) начал выпуск второго академического собрания, в котором будет довольно много весьма существенных текстологических уточнений. Еще в 1990-х с помощью принца Чарльза факсимильно изданы рабочие тетради поэта. Качество издания таково, что при сканировании с него типографский растр не просматривается и при многократном увеличении.

Правда, тетради – это лишь треть рукописного наследия поэта, а другие две трети до сих пор даже не оцифрованы, а потому для изучения практически недоступны: не каждый пушкинист может приехать в рукописный отдел Пушкинского Дома, чтобы ознакомиться – нет, не с оригиналами (по понятным причинам доступ к ним – дело исключительное), а с черно-белыми фотографиями доисторического качества.

Дистанции в 170 лет оказалось явно не достаточно, чтобы отойти на должное расстояние и увидеть всю пушкинскую жизнь сразу. Поэт стал мифом русской культуры. И чем крепче миф укореняется (особенно это видно на юбилеях поэта – вспомним хотя бы стыдное лето 1999 года), тем труднее и научное, и художественное, и культурологическое освоение пушкинского материала.

Это значит, что чего-то мы в Пушкине все же не дочитали.

И не дочитаем, пока все рукописи не будут оцифрованы выложены в сеть.

Попытаюсь подтвердить это лишь одной страницей из пушкинского наследия.

Это многократно опубликованный отдельный лист, разрисованный поэтом в Михайловском в конце июля или в августе 1826 года. Рукой тригорского соседа и пушкинского приятеля Алексея Вульфа подписано: «Эскизы разных лиц, замечательных по 14 декабря 1825 года».

Однако черно-белые, сильно уменьшенные публикации дают весьма отдаленное представление об этом листе. А перед нами даже не лист, а огромный (в портфель не влезет) конверт, на одной стороне которого и находятся рисунки. Конверт был столь велик, что его сложили вчетверо, и от этого больше всего пострадал пушкинский автопортрет.

Пушкинисты узнали половину из двух дюжин портретов: четыре профиля не вышедшего на Сенатскую площадь «диктатора» восстания Сергея Трубецкого (человек с длинным носом, напоминающий профиль борзой собаки), Сергей Муравьева-Апостола (с петлей на шее; определено саратовской исследовательницей Любовью Краваль), «первого декабриста» Владимира Раевского, Кондратия Рылеева в черном платке на шее (14 декабря он был болен), Александра Раевского (предположительно; похож на Грибоедова, но не Грибоедов), Веры Вяземской (оказалась Амалией Ризнич!), Ивана Пущина, Екатерины Орловой. И даже Наполеона.

Неузнанным остался драматург князь Александр Шаховской, которого приняли за Мирабо (портрет Мирабо здесь тоже присутствует: он изображен внутри портрета Шаховского).

Тут и редкий для графики Пушкина его автопортрет: не в профиль, как обычно, а в три четверти. В эти дни Пушкин еще не знал, как сложится его собственная судьба. «Все-таки я от жандарма еще не ушел, легко, может, уличат меня в политических разговорах с каким-нибудь из обвиненных» – писал он в письме Жуковскому в конце января. Ирина Сурат предположила, что автопортрет размазан другим концом пера. Впрочем, скорей, это или лампадное масло (им забрызганы многие пушкинские страницы), или пролитый чай.

002Автопортрет Пушкина
——-
На этом же листе над профилем Ивана Пущина нас ждет сюрприз: набросок строки, «Моя душа тобой полна…» – неизвестный пушкинский стих, написанный бисерным почерком в центре листа над профилем Пущина. В измененном виде строка войдет в стихотворение «На холмах Грузии…»: «Душа моя полна тобою…».

Только тут, на конверте, другая строка, с совсем иной интонацией. Это то, что в стиховедении называется моностихом, или одностишием (жанр, опошленный ныне записными юмористами). И относится он не к женщине, а к осужденному на каторжные работы лицейскому собрату.

027Портрет Пущина (слева еще три наброска) и одностишье «Моя душа тобой полна…»

——-
Пущин в 1825 гравюра ДМСоболевского Иван Пущин в 1825-м. Гравюра Д. М. Соболевского
——-
Этот стих пушкинисты старших поколений просто не заметили. Впрочем, профессия есть профессия: в Пушкинском Доме выяснилось, что хранитель рукописей поэта Татьяна Краснобородько тоже разглядела эту строку и зафиксировала ее как самостоятельную запись. Уточним: это не просто запись, а стихотворная строка.

13 декабря 1826 года в Москве освобожденный из ссылки Пушкин напишет, а потом с Александрой Муравьевой, женой декабриста Никиты Муравьева перешлет в Сибирь послание к Ивану Пущину. То самое, хрестоматийное:

Мой первый друг, мой друг бесценный!
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный,
Твой колокольчик огласил.
Молю святое провиденье:
Да голос мой душе твоей
Дарует то же утешенье,
Да озарит он заточенье
Лучом лицейских ясных дней!

«И я судьбу благословил…» (с ударением не на «судьбу», а на «я») – видимо, эхо слов самого Пущина, брошенных при его приезде в Михайловское к ссыльному поэту в Татьянин день 1825 года то ли при встрече, то ли уже при прощании. (Что-то вроде: «Пушкин, я должен благословить судьбу за этот подарок!»).

Строка «Моя душа тобой полна…» в эти стихи не вошла. А, значит, перед нами новое пушкинское стихотворение в одну строку. Подпись к портрету друга-каторжника.

Почему эта строка посвящена именно Пущину?

Во-первых, она прямо над головой пущинского портрета. Во-вторых, обратим внимание на размер почерка. Столь мелких букв (пушкинисты их даже не увидели) Пушкин никогда не рассыпал в своих черновиках. Это тайная помета. Помета для себя. Третий аргумент – то, что стихотворение Пушину через три или четыре месяца все же было написано, хоть и не с этой строкой (она переплавилась в строчку «Да голос твой душе моей….»). Четвертый, то, что слева еще три наброска пущинского профиля (причем Пущин на них разновозрастный!). Вот именно, что «душа полна». Наконец, пятый: в 1817-м Пушкин написал стихотворение «В альбом Пущину», где есть строка «Печали, радости, мечты души твоей…» Ее-то он и переворачивает. Там «души твоей», здесь «Моя душа тобой…»

Так поэты устроены, так устроен Пушкин: аукается с друзьями, аукается со своими стихами к ним обращенными. Вот и в 1815-м стихотворение «К Пущину» тоже начинает с души. Со своей души:

Любезный именинник,
О Пущин дорогой!
Прибрел к тебе пустынник
С открытою душой…

Ну а открытая душа поэта – залог эстетической вменяемости читателя.

СПб., Пушкинский Дом
19 октября 2007 – 19 апреля 2015

004 Александр Раевский (?) и Кондратий Рылеев
——-

003 Владимир Федосеевич Раевский, Сергей Трубецкой (сверху) и Сергей Муравьев-Апостол в петле
——-
Sergei_Ivanovich_Muraviev-ApostolСергей Муравьев-Апостол

——-

008

009

011 князь Сергей Трубецкой
——-
0_50ec4_f07b7bf2_L2 Князь Сергей Трубецкой. Миниатюра неизвестного художника. 1819 или 1820.
——-

012 Неизвестный
——-

013Амалия Ризнич, о смерти которой Пушкин узнал на другой день после известия о казни декабристов. Параллели см. тут:
https://nestoriana.wordpress.com/2013/05/19/polihroni-na-fone-gete/

——-

022 Наполеон и Екатерина Орлова
——-

023 Князь Александр Шаховской (атрибуция А.Ч.) и зеркально Мирабо
——-
3-603-01Князь Александр Шаховской. Гравюра
——-

026 Мирабо (атрибуция А.Ч.). И начальный набросок строки: «Моя… Моя душа…»
——-
miraboОноре-Габриэль Мирабо. Прижизненный портрет

Еще пушкинские портретные зарисовки см. здесь:

ГАЛЕРЕЯ СОВРЕМЕННИКОВ
https://nestoriana.wordpress.com/2013/04/12/neverbalniy-pushkin/

Здесь:
СЕМЬЯ, РОДНЯ И НЕСКОЛЬКО АВТОПОРТРЕТОВ
http://wp.me/p2IpKD-Vj

Здесь:
КУНИЦЫН, ЧЕТВЕРО ЛИЦЕИСТОВ (НОВЫЕ АТРИБУЦИИ) И РЕКОНСТРУКЦИЯ ЗАЧЕРКНУТОГО АВТОПОРТРЕТА
http://wp.me/p2IpKD-Yf

Здесь:
ГЕРОИ X ГЛАВЫ «ОНЕГИНА»
https://nestoriana.wordpress.com/2013/04/05/xglava/

Здесь рисунки в Ушаковском альбоме:
https://nestoriana.wordpress.com/2012/12/10/ushak/

А здесь портрет Гёте:
https://nestoriana.wordpress.com/2013/05/19/polihroni-na-fone-gete/

Advertisements

3 comments on “Андрей Чернов. ДВЕ ДЮЖИНЫ ТАЙН ПУСТОГО КОНВЕРТА

  1. ihtis69
    19.04.2015

    Reblogged this on ihtis69.

  2. Уведомление: Неизвестная строка Пушкина на известном листе с рисунками - Молодежная электронная газета Украины FUTURUM online | Молодежная электронная газета

  3. Уведомление: Неизвестная строка Пушкина на известном листе с рисунками | FUTURUM ONLINE

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Information

This entry was posted on 19.04.2015 by in Декабристы, Пушкинистика, Рисунки Пушкина.

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: