несториана/nestoriana

древнерусские и др. новости от Андрея Чернова

БИБЛЕЙСКИЙ ШЕСТОДНЕВ ОБ ЭВОЛЮЦИИ

Библия Моргана. Франция. Ок. 1250

Библия Моргана. Франция. Ок. 1250

– Сергей Сергеевич! Посмотрите, пожалуйста, в оригинале, – кричу на всю деревню в трубку телефона-автомата в моем подмосковном Михалкове (ударение на «а»). Телефон только поставили, но работает он через слово, – Там должно быть не сотворил, а что-то вроде явил… Речь о визуальных образах, явившихся на небосклоне после того, как зелень остудила планету и тучи разошлись…

В ответ тихое, деликатное, внятное: – Подождете одну минутку? Я должен с полки взять… Нет, здесь аса – сделал. Но, знаете, тут слова не планетарного характера… Не светила сотворил, а светильники… Это не небесные тела, а, скорей, их проекции…

*     *     *

Фома Аквинский утверждал, что истины науки и истины веры не могут противоречить друг другу.

5 октября 2007 года СМИ сообщили об открытии академика РАН Юрия Викторовича Наточина, согласно которому жизнь не могла зародиться в океане, ведь у нее не было шансов уцелеть в агрессивной натриевой среде первородного океана.

«Если в жидкости есть натрий, эта система не будет работать, а океан всегда содержал натрий. Жизнь не могла возникнуть в натриевой среде», – категорически утверждает ученый.

http://www.vz.ru/news/2007/10/5/114925.html

http://e-news.com.ua/show/252675.html

Вторая из этих заметок так и называется: «Библейское происхождение жизни». По мнению Наточина не моря-океаны, а суша – родина жизни. Собственно, так и по Библии.

Это уже много позже, как доказывает Наточин, жизнь приспосабливается к морскому существованию. Попав в море, клетки должны были приспособиться к морской воде, в которой концентрация солей куда выше. Живые организмы пошли двумя путями: одни создали плотную оболочку, замкнувшись внутри себя, другие создали мембрану и стали тратить энергию на поддержание постоянного обмена натрия и калия. По первому пути пошли растения, по второму – животные.

В школьных учебниках моего детства мелководный первородный океан изображался как Лазурный берег в бархатный сезон: прозрачная водичка под ласковым солнцем, а на дне, на желтом песочке, рачки да звезды. О том, что это бред, можно было бы догадаться, поглядев на бак с бельем, кипящий на коммунальной кухне и заполняющий ее паром и чадом. Но почему-то пейзажу реального ада (непроглядная мгла, волны с небоскреб высотой, молнии толщиной с футбольное поле) авторы учебников предпочли выморочную мечту о профсоюзной здравнице.

В середине 1990-х в «Новой газете» я писал о том, что нарисованная библейским Шестодневом эволюционная картинка по своей естественнонаучной корректности превосходит ту, что геофизики рисовали еще в 1980-х. Астроном И. С. Шкловский («Вселенная. Жизнь. Разум», первое издание 1962 г.), например, не мог понять, почему новорожденная жизнь не была тут же уничтожена солнечной радиацией, ведь защищающий всё живое слой озона появляется только в результате фотосинтеза растений…

Осенью 2007-го в ответ на мое электронное письмо Ю. В. Наточин сообщил: он, разумеется, обратил внимание на то, что это еще одно подтверждение той эволюционной картины, которая дана в библейском Шестодневе.

Ной. Южные Нидерланды. 1450–1460

Ной. Южные Нидерланды. 1450–1460

Картинка отсюда:

http://manuscripts.kb.nl/show/manuscript/10+A+21

*     *     *

Первая страница Библии так рассказывает о шести днях творения:

1 В начале сотворил Бог небо и землю.

2 Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездной, и Дух Божий носился над водою.

3 И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. 4 И увидел Бог свет, что он хорош; и отделил Бог свет от тьмы. 5 И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.

6 И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. (И стало так.) 7 И создал Бог твердь; и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. 8 И назвал Бог твердь небом. (И увидел Бог, это хорошо.) И был вечер, и было утро: день второй.

9 И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так. (И собралась вода под небом в свои места, и явилась суша.) 10 И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо. 11 И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя (по роду и по подобию ее, и) дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так. 12 И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду (и по подобию) ее, и дерево (плодовитое), приносящее плод, в котором семя его по роду его (на земле). И увидел Бог, это хорошо. 13 И был вечер, и было утро: день третий.

14 И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной (для освещения земли и) для отделения дня от ночи и для знамений, и времен, и дней, и годов, 15 и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так. 16 И создал Бог два светила великие: светило большее для управления днем, и светило меньшее для управления ночью, и звезды; 17 и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю, 18 и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, это хорошо. 19 И был вечер, и было утро: день четвертый.

20 И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею по тверди небесной. (И стало так.) 21 И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо. 22 И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь и наполняйте воды в морях, и птицы да размножатся на земле. 23 И был вечер, и было утро: день пятый.

24 И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так. 25 И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо.

26 И сказал Бог: сотворим человека на образу Нашему (и) по подобию Нашему; и да владычествуют они над рыбами морскими и над птицами небесными, (и над зверями,) и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися на земле. 27 И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.

Поколения материалистов считали, что вселенная вечна и бесконечна. В XX века было открыто красное смещение в реликтовом излучении, у вселенной возникло начало, и смех поутих. Смеялись и над библейской картиной мироздания: действительно, как это может быть, что жизнь на земле возникает раньше, чем зажигается Солнце? И что это за вода плещется на поверхности Земли, если наше светило еще не сотворено?..

Но в начале второй главы уточняется, что первичная ситуация была такой:

…Господь Бог не посылал дождя на землю; и не было человека для возделывания земли; но пар поднимался с земли и орошал все лице земли.

Детская ошибка естественнонаучного читателя-атеиста кроется в игнорировании законов поэтического языка и логики поэтического повествования. Впрочем, ортодоксальные богословы грешат ровно тем же и, как следствие, неизбежно склоняются к креационной модели (от лат. creatio – создание, творение). И атеисты, и креационисты равно уверены, что ни о какой эволюции в Библии не может говориться в принципе. (Последние обычно еще и добавляют, что эволюция – выдумка Ламарка и Дарвина.) При этом те и другие демонстрируют трогательное единение, давая умопомрачительные рекомендации читать как написано, не вчитывая того, чего в тексте заведомо не содержится и содержаться не может.

Однако вспомним:

Способ, как творил Создатель,
Что считал Он боле кстати –
Знать не может председатель
Комитета о печати.

(А. К. Толстой. Послание к М. Н. Лонгинову о дарвинисме. 1872.)

Библейский текст начинается со смысловой аллитерации (рифмуются первые же два слова): Берешит бара… (В начале сотворил…) В греческом и в русском переводах ее нет, но есть в старославянском: Исстари сотвори

То есть слово исстари (в начале), как дождем, проливается созвучием, и созвучие это – сам акт творения.

Игнорирование специфики поэтического повествования и верующими, и неверующими интерпретаторами, приводит к семиотической катастрофе. Результат выходит примерно таким, как у героя песенки Владимира Высоцкого, пишущего в деревню супруге о тонкостях балетного искусства: «Был в балете. Мужики девок лапают…»

Ключ к рассказу о творении земной материи – библейское лицо земли. От лица земли и ведется повествование о механизме земной эволюции. Это обеспечивает единство взгляда наблюдателя и непротиворечивость картинки.

Механизм земной эволюции по Шестодневу

Механизм земной эволюции по Шестодневу

Речь не идет о Первовзрыве. Из пятнадцати миллиардов лет прошло уже десять. Зажглось Солнце и началось формирование нашей солнечной системы.

Представим себе «безвидную и пустую» новорожденную Землю. Она раскалена и погружена в непроглядную темноту. Это не тьма космоса, это многокилометровая мгла первичной атмосферы, жаркой и малопрозрачной у поверхности планеты. Еще нет первородного океана – дожди из серной кислоты (такие сегодня идут на Венере) испаряются, не достигая поверхности. Когда же первичные вулканические (и прочие горячие) процессы начнут затухать, и планета несколько остынет, и атмосфера будет проясняться.

Поэтому первое космическое событие, которое произойдет для земного наблюдателя – смена дней и ночей. То есть свет разделит непроглядную тьму на день (пока еще очень тусклый) и ночь.

В честь этого библейский День и станет условным обозначением некоего мифологизированного геологического периода.

Меж тем планета продолжает остывать, и вот сернокислые дожди долетели, наконец, до ее поверхности. В результате химической реакции с первичной щелочной породой возникнет масса нового вещества – воды, которая, разумеется, тут же испарится (на земле еще слишком жарко).

Второй День творения наступит, когда температура упадет ниже ста градусов по Цельсию, и на землю ляжет первородный океан. То, что в русском переводе звучит как «твердь», по-древнееврейски названо словом ракия – простертая, т. е. пространство. (Твердь – это уступка передовой античной науке, и появляется она только в греческом переводе. Греки знали, что небо твердое – оттуда иногда падали камни.) Речь о прозрачной атмосфере, впрочем, покуда еще лишенной кислорода (вспомним, что в пятый день по этой самой «тверди» полетят птицы). Атмосфера и отделит «воду под твердью» (океан) от «воды над твердью» (сплошного покрова из водных облаков).

Философ Владимир Николаевич Ильин в книге «Шесть дней творения» (Париж, 1930; цитирую по переизданию: Париж, 1991) писал: «Относительно первоокеана и первосуши в геологии до сих пор не установлено: был ли первоокеан сплошной водяной оболочной… или же воды заполняли только часть углублений, образовавшихся в земной коре, так что моря и континенты образовались одновременно (С. 133)». Однако у библейского повествователя сомнений нет: сначала мелководный океан, потом из него появляется суша. В науке такое представление утверждается только во второй половине XX века*.

Итак, в Третий День тектоника выплескивает жидкое вещество из земных недр и над поверхностью океана вознесется из недр планеты единый материк – пра-Пангея.

На суше (согласно библейскому рассказу) возникнет жизнь. Растительность, как это показал В. И. Вернадский в 1927 году,  разрушает дурную бесконечность парникового эффекта. Зелень начнет поглощать углекислый газ и выдыхать кислород. Атмосфера еще более проясняется, земля остывает всё быстрее. Из–за этого толщина облачного покрова уменьшится. Однажды он разойдется, и в синей полынье, «на тверди», зажгутся «светильники». Но солнечная радиация не убьет жизнь, потому что к этому времени вокруг Земли уже существует озоновая броня.

Летом 1983-го С. С. Аверинцев, с которым я обсуждал свое прочтение Шестоднева, сообщил мне, что в Библии употреблено не планетарное «светила», а именно «светильники», то есть речь не о творении солнца, луны и звезд, а об их визуальном явлении «на тверди».

О том же пишет и современный теолог Дмитий Щедровицкий: «…в Книге Бытия говорится не о творении светил как таковых, а именно о той роли в разделении времени, которую они начинают играть для Земли, став видимыми в прояснившейся земной атмосфере. Они служат для счета дней, времен, годов. И для описания их «приспособления» к этой роли употреблен древнееврейский глагол עשה ‹аса́› — ‘делать [из чего-то]’, а не ברא ‹бара́› – ‘творить первоначально’, как в первом стихе главы. Следовательно, Создатель как бы “приспособил” уже существовавшие светила к новой роли, “сделал” их способными к ней».

(Введение в Ветхий Завет. Пятикнижие Моисеево: Т. 1. Книга Бытия. Изд. 6-е / Д. В. Щедровицкий. М., 2010. С. 43.)

http://www.shchedrovitskiy.ru/PentateuchOfMoses.php?page=6

Идея о том, что описано не творение солнца и звезд, а их явление на земном небе, до того «закрытого испарениями», как оказалось, была высказана в начале XX, или даже в конце XIX века кем-то из католических или протестантских богословов (имя автора этой идеи сегодня забыто, но, надо думать, его можно будет установить). Философ В. Н. Ильин в той же книге 1930 года (С. 56–61) принял идею появления на небосклоне (после того как расходятся тучи) визуальных образов солнца, луны и звезд. (Напомним: за три года до Ильина Вернадский открыл, что именно зелень остужает атмосферу планеты, а потому светила и открываются прозревшему лицу земли.)

Графический перевод с мифопоэтического выявляет принцип рассказа: наблюдатель (лицо земли) видит, как нечто единое разделяется чем-либо на два (это относится к эволюции земной неживой природы; причем точка пересечения эволюции неживой и живой природы – зелень, остужающая атмосферу и разгоняющая облака дана как некое «знание с превышением»). И три триады для живой природы.

Пятый и Шестой Дни творения ознаменуются еще двумя триадами жизни: вода произведет «больших рыб» (в оригинале «чудовищ»), пресмыкающихся и птиц, а земля «зверей» и «скотов и гадов». Заметим, что произведенная водой триада вполне эволюционна: рыбы – пресмыкающиеся – птицы есть прямая ветвь эволюции (мозг этих существ не обладает так называемой новой корой).

Кусочек вулканической лавы (размером с фалангу мизинца). Привезла из Тамани моя младшая дочь Дарья.

Закончится Шестоднев творением Человека (мужчины и женщины).

Библейский рассказ об эволюции неживой и живой земной материи ничуть не противоречит современным научным представлениям. Дело лишь в особенностях мифопоэтического языка, перевод с которого оказался делом несколько более трудным, чем даже перевод текстов с мертвых языков.

Во всяком случае, библейский повествователь, укрывшийся за словами Лицо Земли, заметил то, на что не обращали внимания геофизики XX века, когда гадали, как же новорожденная жизнь не была убита солнечной ультрафиолетовой радиацией (ведь слоя озона еще не существовало) и полагали, что первые живые клетки родились или в недрах первородного океана, или где-то в недрах пещер. (А меж тем от ультрафиолета жизнь защищала «вода над твердью».)

Вряд ли тот, кто записал библейский рассказ о творении земли, именно так и представлял эволюционную последовательность земных метаморфоз. (Хотя этого и нельзя исключить вовсе.) Но будем считать, что это просто знание с превышением, то знание, которого достигает поэт, художник или музыкант на вершине своего творческого озарения.

Обратим внимание на то, как «упаковано» содержание Шестоднева: за цветистым мифологическим орнаментом проглядывает математическая форма того, что называется бинарной оппозицией: каждый раз некая неживая субстанция делится чем-либо на два, и при этом живая материя всегда триадна, и при своем первом появлении вмешивается в ход эволюции неживой земной материи.

Такой мощи сворачивания пространства текста до формулы позавидует и конструктор, и дизайнер, и поэт.

Ну а глина, которая по гипотезе Юрия Викторовича Наточина и стала колыбелью жизни, откликнется в имени той самой Адамы (красной земли), из которой будет слеплен Адам.

Здесь говорится о появлении хомо сапиенса как вида (сотворены «мужчина и женщина). И нет никакого противоречия в том, что позднее из ребра Адама будет сотворена Ева (речь не о творении женщины, а о появлении института моногамного брака).

Дальнейший рассказ об эволюции одухотворенной живой материи (то есть человека) с научной точки зрения столь же непротиворечив. Последовательно повествуется:

– о жизни первых людей (Бог творит «мужчину и женщину», то есть род человеческий), которые живут в земном Эдеме в идеальных экологических условиях; не регулирования половых отношений («плодитесь и размножайтесь»), пища только растительная (семена трав и плоды деревьев); запрещено вкушать от некоего «Древа познания добра и зла».
– о том, как Адам дал имена животным и птицам (возникновение языка, через звуковую мимикрию и артикуляционную имитацию; повторенный за зверем рык становится протосуществительным, пусть и нечленораздельным; язык – первое, что сотворено самим человеком);
– о сотворении Евы (институт моногамного брака);
– о грехопадении (убийство животного и начало мясоедения?);
– об изгнании из Эдема (в одеждах из шкур!), о пламенеющем мече, обращающемся на Востоке (или с Востока?) и запирающем возвращение в земной рай (солнце, спалившее рай из-за изменения климата); о человеческой плоти, извратившей свой путь и о грядущей необходимости ежедневного труда;
– о рождении земледельца-Каина и скотовода-Авеля (потерянная ветвь человечества?);
– о первом убийстве человека человеком: земледелец убивает скотовода, возревновав к тому, Что Бог принимает принесенную Авелем жертву «от первородных стада своего»; благословение питаться животной пищей (наряду с растительной) будет дано Ною и его сыновьям только после потопа;
– о Енохе, сыне Каина, для которого Каин строит первый город;
– о кочевых культурах (Иавал, «отец, живущих в шатрах со стадами»);
– о появлении музыкальных инструментов (Иувал, брат Иавала);
– об орудиях из меди и железа (Тувалкаин, третий брат);
– о рождении Евой сына Сима, при котором распространяются монотеистические верования («начали призывать имя Господа»);
– о потопе (Ной, ковчег); (?)
– о первом жертвеннике Ноя; (?)
– о первом царстве Нимрода («Вавилон, Эрех, Аккад, Халне в земле Сеннаар»); (?)
– о кирпичах вместо камней (возведение Вавилонской башни);
– о смешении языков…

Опыт естественнонаучной интерпретации библейского рассказа в XIX, XX, и в начале XXI века свидетельствует, что, как бы ни казалось это нереальным, каждый раз наука подтверждает и обосновывает именно библейскую версию.

Вопроса о том, каким образом в XIV в. до н. э. Моисей (или, если прислушаться к мнению гиперкритиков, некий другой гениальный древнееврейский поэт) мог заглянуть в пекло новорожденной планеты, мы касаться не будем.

————————-

*Нетрудно подсчитать, что сегодня с точностью до третьего знака по запятой общая площадь земной поверхности относится к площади водной глади как корень из двойки к единицы. Теоретическое обоснование того, что обнаружение в некий явлениях корней из пятерки и двойки – это реликтовое излучение эволюции:

http://chernov-trezin.narod.ru/ZS_1_1.htm

И вот еще:

http://chernov-trezin.narod.ru/ZS_1_2.htm

Прошу прощения за ссылку на самого себя и несколько витиеватый заголовки: 1) «Принцип диалектического императива» (О золотом сечении, эволюционном механизме ряда Фибоначчи и одной ошибке Гегеля); 2) «Альтернативный алгоритм ряда Фибоначчи и обобщенный алгоритм для √2 и золотого сечения».

Андрей Чернов

1983-2013

Advertisements

3 comments on “БИБЛЕЙСКИЙ ШЕСТОДНЕВ ОБ ЭВОЛЮЦИИ

  1. nestoriana
    23.03.2013

    НАМ ПИШЕТ НЕКТО AG:

    Смущают в Вашем тексте, Андрей, две вещи. Первая — не думаю, что Наточин обрадуется этому удару по его профессиональной репутации. Но, это его дело. Если, как Вы настаиваете, всё это с ним обсуждено и им одобрено, видимо, он знал, кому и что одобрял. Бог с ним.

    Вторая проблема тоже не во мне, а скорее в Вашем Маловерии, которое, оказывается, нужно питать наукой. Не можете Вы просто Верить, Вам нужно Знать. Но, Вера, которой нужно знание — вялая вера, никудышная. Не вера вовсе.

    Вера и Знание — разные методологии познания реальности, они не пересекаются, и Фома Аквинский абсолютно не прав, как и другие креационисты. Неумные они. Научному знанию вовсе не нужна вера, она ему вредит. Знание, полученное методами Веры — не есть знание, но — миф, фантазия.

    Мне жаль креационистов, более маловерных прихожан трудно себе представить. Эти мнительные существа вынуждены притягивать за уши всякие высокомудрые натрии и калии для укрепления своей Веры… ибо, нифига им без них не верится. Как ни пыжатся, не могут уверовать — страдают.

    Знание — самодостаточно, в Вере не нуждается. А вот Вера, судя по Вашим и прочим креационистским чудачествам, не может похвастаться методической цельностью. Она, будучи методически беспомощной, стремится к заимствованиям и это — безысходный дефект методологии. Видимо, «притягивать за уши» в этой ситуации — от бесплодности. Действительно, ни в одной из тех ссылок, которыми Вы иллюстрируете речи Наточина, он не говорит о том, что его идеи доказывают библейское происхождение жизни. Тем не менее, в обоих заголовках прохиндеи-журналисты учиняют ловкий трюк и, фактически искажают смысл сказанного.

    Вы же умный человек, объясните мне, каким образом гипотеза о том, что жизнь возникла не в океане, а в луже… доказывает библейскую версию? Стоит ли понимать Вас так, что если бы академик Наточин заявил о том, что жизнь случилась не в луже, а, положим, в озере, то это доказывало бы индуистскую версию?

    При этом, специально отмечу, я вовсе не пытаюсь Вас разуверить. Наоборот, я полагаю, что ответственное признание сторонниками Знания и сторонниками Веры столь радикальных отличий их методологий поможет им жить в мире, не компостируя друг другу мозг вечными претензиями. Договор мог бы быть очень внятным и простым — «Знание, не суйся в Веру; Вера, не суйся в Знание!!!» Собственно, это и есть условие существования всякого светского социума, не так ли?

    • nestoriana
      23.03.2013

      А вот и ответ подоспел:

      В реплике Александра вижу пример посредственного атеистического мышления: раз сегодня принято ходить в церковь, а не в музей атеизма, то ходите на здоровье и верьте себе, но науки не трогайте: это наше и не мешайте нам происходить от обезьяны. А Вашего Фому не читал, не собираюсь, но знаю, что он креационист и реакционный богослов. Тут и обсуждать-то нечего. Бог создал человека по своему подобию и выделил его разумом от всех других существ, а разуму свойственно познание и именно познание привело человека к пониманию невозможности создать жизнь из мертвой материи и Вселенную из пустоты…
      Пустота. Летите в звезды врезываясь…
      А вся интелектуальная история европейской цивилизации – поиски истины (от Оригена, св. Августина,
      каппадокийского кружка, Иоанна Златоуста через Фому Аквинского и Николая Кузанского до
      Павла Флоренского, Евгения Трубецкого и Андрея Шептицкого).

      Леонтий Войтович, доктор исторических наук, профессор., заведующий кафедры истории средних веков и византинистики Львовского национального университета имени И.Франка.

  2. nestoriana
    03.04.2013

    НАМ ПИШУТ:

    Дорогой Андрей!

    Я всегда, точнее с тех пор как смог её достать, обожал библию. Особенно пятикнижие. Шестиднев я всегда считал прекрасным поэтическим, но иносказательным произведением, поэтому меня никогда особенно не интересовал фактический его смысл, хотя я подозревал, что он может и присутствовать в каком то виде в тексте. Но поскольку читать его буквально после нежного возраста смешно, я как-то больше не думал об этом.
    Я вырос среди естественно-научных людей и учился на физика и рад этому, и благодаря этому меня на мякине не провели ни коммунисты, ни религиозники любых мастей. Всё остальное я узнавал из книг и разговоров с друзьями. И многие из них были замечательными людьми, хотя большинства из них уже нет.
    Ваши размышления о шестидневе очень интересны, но сразу скажу, что мне трудно принять идею, что всё, что в нём написано не противоречит тому, что мы постепенно узнаём научными методами. Автор шестиднева мне предсталяется великим поэтом и мыслителем, но даже великие не знали всего и делали ошибки. Если это вопрос веры, то он автоматически снимает моё несогласие.
    Но ваши мысли о том, что там всё-таки есть, мне очень интересны, и меня они захватили и заставили думать и читать.
    Я не могу судить о натрии против калия, но звучит любопытно, хотя я не нашёл достаточно ссылок на гипотезу Наточина. Идея зарождения жизни в земных складках весьма вероятна и заслуживает развития.Мне нравится ваш образ кипящего белья, и, конечно, всякие гейзеры и жизнь в них и их окрестностях вполне с ней на каком-то уровне согласуются.
    Вода, собирающаяся в одно место, образовав сушу, это не очень глубоко: гравитация производит это непрерывно, и понять как распространяется жидкость в поиске «низа» не требует появления Ньютона. Всё происхождение материков и наезжание плит друг на друга, результаты столкновения пра-земли с Марсом заставляли воду и даже сушу перераспределяться много раз. Благодаря вам я почитал и узнал о существовании нескольких, частично доказанных теорий происхождения земли, воды и суши, и они не противоречат достаточно общим идеям Шестиднева по этому поводу.
    Cоображения насчёт светильников и вообще взгляд, что автор пишет для нас и как бы через наше возможное восприятия, хотя нас и ничего живого там не могло быть, как мы видим рассеивающиеся облака и всяческую мглу замечательно и ново (по крайней мере для меня) и чистая поэзия.
    Теперь о вашей диаграмме. Тут я вижу трудности. Она уже не подразумевает поэзии, а имеет неизбежно (диаграмма) — некую научную претензию, но в ней мало данных, которые можно подтвердить или опровергнуть научно. А для поэзии она слишком суха и схематична. Мне она представляется по меньшей мере весьма уязвимой.
    Насчёт Венеры интересно, но совсем не очевидно, несмотря на сходство между Венерой и землёй, что они должны были проходить те же этапы развития. Чудо (употребляю это слово как символ крайне малой, но ненулевой вероятности) возникновения жизни на земле, не повторится на Венере. По крайней мере, по тому же образцу. Столкновения с другими небесными телами, изменения в солнечной активности, и тысячи других факторов должны совпасть по времени, так что вероятности и без того малые, уменьшатся уже в тысячи или миллионы раз и станут много меньше чем обратная величина возраста вселенной, что значит за пределами возможного.
    Насчёт мыслей Ильина, всё правильно, в общем. Но непонятно, что означает квадратный корень из двух. Хотя число до сотых правильно, но не вижу никаких для этого оснований. Кроме совпадения. Я бы это убрал.
    Идея о творении женщины как символа моногамного брака сильна, но не знаю является ли она равно значительной по порядку величины сотворению земли, солнца и пр., но это интересно.
    Грехопадение как убийство животного и начало мясоедения для меня непонятно и противоречит тому что мы знаем об эволюции жизни.
    Но в целом всё очень интересно и смело . и я буду продолжать об этом думать. Жду вашей критики и готов продолжать.

    Р. S. У меня с вами есть одно интересное пересечение. В начале 60-х я дружил и собутыльничал с двумя поэтами Юзом Алешковским и Владимиром Соколовым. Они были меня на несколько лет старше. Дружил я собственно с Алешковским, Володя был его приятелем, и он не очень меня долюбливал, но я любил его стихи, и я никогда не виделся с ним один на один. Он уже тогда был депрессивным алкоголиком, и был выносим между первой и третьей рюмкой. Но ни до и не после. И в какой-то день у нас появилась (рукописная, не на машинке) копия Луки Мудищева, и мы провели вечер, читая и развлекаясь на её счёт. Считалось, что её написал Барков. Я же по прочтении сразу сказал, что так в восемнадцатом веке не писали, что автор читал Пушкина и что если он так мог писать до Пушкина, то он был бы гений, которого бы изучали и изучали. Володя посмеялся надо мной и сказал, что автор избрал такой предмет, который сделал его невозможным для широкого изучения. Юз в нашем споре, насколько я помню, участия не принимал. Я знал, что я был прав, но Володя задавил меня своим авторитетом.
    С Соколовым я с тех времён не виделся, теперь он уже давно умер, с Юзом мы видимся раз в несколько лет, хотя не ссорились, просто жизнь развела.
    Двадцать лет спустя явно высокого уровня профессионал, подтверждает мою уверенность во времени написания прилетаю я в Париж. Останавливаюсь я всегда у Синявских, и Марья Васильевна мне вручает новый выпуск Синтаксиса, и я узнаю, что не известный мне, некто Андрей Чернов, явно высокого уровня профессионал, подтверждает мою уверенность о времени написания «Луки». Так я узнал о вас, и с тех пор за вами послеживаю.
    Перечитал сейчас вашу статью о «Тени Баркова» и дойдя до эпизода с танкистами и их девушками опять хохотал до слёз с ностальгией пополам.

    Павел Литвинов
    2 апреля 2013

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Information

This entry was posted on 12.03.2013 by in Библейский Шестоднев и эволюция.

Навигация

Рубрики

%d такие блоггеры, как: